Category: семья

Фамилья как поцелуй

Александр Алексеевич Долинин спрашивает:

Не знает ли кто, откуда цитата?
В четвертой главе "Дара" есть рассказ об инциденте с женой Чернышевского, которую оскорбил некий Любецкий, "лихой малый, "с фамильей [sic!] как поцелуй"". "Фамилья как поцелуй" стоит в кавычках, но найти источник цитаты мне не удалось. Помогите, пожалуйста!


Привожу соответствующий фрагмент из романа:

Агенты, тоже не без мистического ужаса, доносили, что ночью в разгаре бедствия «слышался смех из окна Чернышевского». Полиция наделяла его дьявольской изворотливостью и во всяком его действии чуяла подвох. Семья Николая Гавриловича уехала на лето в Павловск, и вот, через несколько дней после пожаров, а именно 10 июня (сумерки, комары, музыка), некто Любецкий, адъютант образцового лейб-гвардии уланского полка, лихой малый, «с фамильей как поцелуй», при выходе «из вокзала» заметил двух дам, резвившихся как шалые, и, по сердечной простоте приняв их за молоденьких камелий, «произвел попытку поймать обеих за талии». Бывшие при них четыре студента окружили его и, угрожая ему мщением, объявили, что одна из дам - жена литератора Чернышевского, а другая - ее сестра. Что же, по мнению полиции, делает муж? Он домогается отдать дело на суд общества офицеров, - не из соображений чести, а лишь для того, чтобы под рукой достигнуть сближения офицеров со студентами. 5 июля ему пришлось по поводу своей жалобы побывать в третьем отделении. Потапов, начальник оного, отклонил его домогательство, сказав, что, по его сведениям, улан готов извиниться. Тогда Чернышевский сухо отказался от всяких притязаний и, переменив разговор, спросил: «Скажите, - вот я третьего дня отправил семью в Саратов, и сам собираюсь туда на отдых (»Современник» уже был закрыт); но если мне нужно будет увезти жену за границу, на воды, - она, видите ли, страдает нервическими болями, - могу ли выехать беспрепятственно?» «Разумеется, можете», - добродушно ответил Потапов; а через два дня произошел арест.

Дом Набокова на Большой Морской (многочисленные картинки)

Оригинал взят у nora_shafran в Дом Набокова

Побывала в музее Набокова. Собственно музей в стадии становления. Есть лишь дом, где родился ВН, где жил до последнего перед отъездом из России. В 1918 г. дом был национализирован, в нем до недавнего располагались всевозможные конторы: как цензурный комитет (при Советах), так и «умывальников начальник», главная банно-прачечная контора.
 

Read more...Collapse )

14 июля 1937г. Набоков признался своей жене в супружеской измене.

«Всё-таки было нечто, оказавшееся превыше природной правдивости»(Даю эти слова С.Шифф в кавычках,специально, потому что от своего имени не стал бы их говорить ни в каком случае).
День признания стал после убийства его отца самым чёрным днём в жизни В.В.Набокова.
7 июля 1937 г. Набоковы отправились в Канн, где поселились в скромной гостинице в пяти минутах ходьбы от пляжа. Через неделю, после приезда Владимир сознался в том, что Вера давно уже подозревала. Он пребывал в самом разгаре бурного романа. Объектом его страсти, на этот раз, являлась Ирина Юрьевна Гуаданиани. Не в силах бороться с увлечением, он даже подумывал о том, что бы оставить Веру. Единственный момент в их браке, когда Набоков подумывал оставить жену.
Подозрения, о которых Вера писала уже своему мужу, подтверждались до мельчайших подробностей в анонимном письме на четырёх страницах, полученном ею в апреле 1937г.. Вера была убеждена, что письмо послано матерью Ирины, «хорошенькой блондинки, такой же взбалмошной как и он» , вероятно, для того что бы ускорить распад семьи. Набоков писал своей возлюбленной, что Вера не собирается соглашаться на развод.
По описаниям Владимира в семье творилось такое, что он боялся, как бы для него это не кончилось сумасшедшим домом(Август 1937г.).
Вера впоследствии яростно отрицала, что у них с мужем когда-либо случались скандалы.Collapse )

Старый софизм

Вспомнилось в беседе с partr


She did not remember her father; her mother was dead too, and her stepfather had married again, so that the faint notion of home which that couple presented to her might be compared to the old sophism of changed handle and changed blade, though of course she could hardly expect to find and join the original parts — this side of Eternity at least. The Real Life of Sebastian Knight

Отца она не помнила, мать умерла тоже, а отчим женился опять, и смутное представление о семье, которое давала ей эта чета, смахивало на старый софизм о замене сначала рукоятки, а после клинка, хотя, конечно, вряд ли могла она надеяться отыскать и соединить изначальные части – во всяком случае, по эту сторону Вечности. (пер. С. Ильина)

Старый софизм, о котором идет речь, называется нож Жано - если заменить рукоятку, а потом лезвие, будет ли это тот же самый нож? Я это, помнится, вычитала у Бальзака (кажется, Жизнь холостяка - уточнить не получается). В сети имеется один пример употребления этого выражения - в довольно неожиданном романе Дюма Прусский террор (да-да):

- У нас во Франции рассказывают историю вроде этой, - бросил в ответ молодой человек, - это история про нож Жано: в ноже заменили лезвие, потом и рукоять, но это все тот же нож.
- Эх, сударь! Ножи Жано есть во всех странах, - философски заметил Ленгарт.
- А также и сами Жано, мой славный друг, - ответил охотник.


Не знает ли кто-нибудь генезис этого ножика? Что за Жано (или Жанно) - очевидно, Janot, популярный французский комический персонаж? Но никакие онлайн-словари и энциклопедии про его ножик ничего не знают.