Category: происшествия

В. НАБОКОВ "Приглашение на казнь" - Л.Н. Андреев "Рассказ о семи повешенных"

Л.Н. Андреев "Рассказ осеми повешенных" (1908)

"И с первого же дня тюрьмы люди и жизнь превратились для него в непостижимо ужасный мир призраков и механических кукол. Почти обезумев от ужаса, он старался представить, что люди имеют язык и говорят, и не мог -- казались немыми; старался вспомнить их речь, смысл слов, которые они употребляют при сношениях,- и не мог. Рты раскрываются, что-то звучит, потом они расходятся, передвигая ноги, и нет ничего.
       Так чувствовал бы себя человек, если бы ночью, когда он в доме один, все вещи ожили, задвигались и приобрели над ним, человеком, неограниченную власть. Вдруг стали бы его судить: шкап, стул, письменный стол и диван. Он бы кричал и метался, умолял, звал на помощь, а они что-то говорили бы по-своему между собою, потом повели его вешать: шкап, стул, письменный стол и диван. И смотрели бы на это остальные вещи.
       И все стало казаться игрушечным Василию Каширину, присужденному к смертной казни через повешение: его камера, дверь с глазком, звон заведенных часов, аккуратно вылепленная крепость, и особенно та механическая кукла с ружьем, которая стучит ногами по коридору, и те другие, которые, пугая, заглядывают к нему в окошечко и молча подают еду. И то, что он испытывал, не было ужасом перед смертью; скорее смерти он даже хотел: во всей извечной загадочности и непонятности своей она была доступнее разуму, чем этот так дико и фантастично превратившийся мир. Более того: смерть как бы уничтожалась совершенно в этом безумном мире призраков и кукол, теряла свой великий и загадочный смысл, становилась также чем-то механическим и только поэтому страшным. Берут, хватают, ведут, вешают, дергают за ноги. Обрезают веревку, кладут, везут, закапывают.
       Исчез из мира человек.
    На суде близость товарищей привела Каширина в себя, и он снова, на мгновение, увидел людей: сидят и судят его и что-то говорят на человеческом языке, слушают и как будто понимают. Но уже на свидании с матерью он, с ужасом человека, который начинает сходить с ума и понимает это, почувствовал ярко, что эта старая женщина в черном платочке -- просто искусно сделанная механическая кукла, вроде тех, которые говорят: "папа", "мама", но только лучше сделанная. Старался говорить с нею, а сам, вздрагивая, думал:
       "Господи! Да ведь это же кукла. Кукла матери. А вот та кукла солдата, а там, дома, кукла отца, а вот это кукла Василия Каширина".
       Казалось, еще немного и он услышит где-то треск механизма, поскрипывание несмазанных колес. Когда мать заплакала, на один миг снова мелькнуло что-то человеческое, но при первых же ее словах исчезло, и стало любопытно и ужасно смотреть, что из глаз куклы течет вода
."
над Хайфой

Набоков под влиянием Цвейга, а потом и тот - под влиянием Набокова?

...Собственно, своего "Менделя" (1929) и Цвейг мог "вдохновить" набоковской "Благостью" (1926). Ну,
а дальше мог пойти обратный обмен: от "Менделя" - к "Пильграму" (1930) и "Защите Лужина" (1930). ...Тем более, была у Цвейга еще "Незримая коллекция" (1926) - тоже о духовном пильгримаже, тоже прямо на это дело вдохновляющая.
Вот - из "Менделя" нам что-нибудь:

Прежде всего спросили его


имя: Якоб, правильнее Янкель, Мендель. Профессия: торговец вразнос (так было сказано в его документе, разрешения на торговлю книгами он не имел). Третий вопрос повлек за собой катастрофу: место рождения. Якоб Мендель назвал местечко около Петрикова. Майор поднял брови. Петриков? Разве это не в русской Польше, близ границы? Подозрительно! Очень подозрительно! И уже более строгим тоном майор спросил, когда Мендель принял австрийское подданство. Очки Менделя с недоумением уставились на майора: он не понимал, чего от него хотят. Где, черт возьми, его бумаги, документы? У него нет никаких документов, кроме удостоверения, что он торговец вразнос. Брови майора поднялись еще выше. Пусть он, наконец, объяснит толком, какого он подданства! Отец его - австриец или русский? Мендель, не сморгнув, ответил: конечно, русский. А он? О, он уже тридцать три года тому назад перебрался через границу, чтобы не отбывать воинскую повинность, и с тех пор живет в Вене. Майор еще больше насторожился. А когда он стал австрийским подданным? Зачем? - спросил Мендель. Он никогда не интересовался такими вещами. Значит, он и сейчас еще русский подданный? И Мендель, которому эти пустые расспросы уже давно надоели, равнодушно ответил: - Собственно говоря, да. Майор с испугу так резко откинулся на спинку кресла, что оно затрещало. И это возможно? В Вене, в столице Австрии, в разгар войны, в конце 1915 года, после Тарнова и большого наступления, как ни в чем не бывало разгуливает русский, пишет письма во Францию и Англию, а полиции и дела нет. И после этого газеты выражают удивление, что Конрад фон Гетцендорф не добрался сразу до Варшавы, а в генеральном штабе изумляются, что каждое передвижение войск становится известно в России. Лейтенант тоже встал и подошел к столу; разговор быстро превратился в допрос. Почему он сразу не заявил о себе как об иностранце? Мендель, все еще ничего не подозревая, ответил нараспев с еврейским акцентом: "И зачем мне было вдруг заявлять о себе?" В этом ответе вопросом на вопрос майор усмотрел вызов и угрожающе спросил, читал ли он предписание об этом. Нет! Может быть, он и газет не читает? Нет! Оба чиновника уставились на слегка встревоженного Якоба Менделя, словно луна свалилась с неба прямо в их канцелярию. И вот затрещал телефон, застучали пишущие машинки, забегали ординарцы, и Якоб Мендель был передан в гарнизонную тюрьму, с тем чтобы со следующей партией отправиться в концентрационный лагерь.

Вечная тема с вариациями

tristana Любопытная вариация набоко-кубриковой темы в "Тристане" Бунюэля (1970):
Зрелый либертин-искусстволюб Дон Лопе, ставший опекуном сиротки Тристаны после смерти её матери, соблазняет её на добровольной основе, после чего невзлюбившая опекуна подопечная убегает к богемному художнику.
Интересна параллель продолжения любви Гумберта Гумберта и Дона Лопе к приёмным дочерям, потерявшим для них секс-аппил - к постаревшей и брюхатой Лолите и к изначально не двенадцатилетке, красавице Тристане, ставшей одноногой. И того и другого эта любовь приводит к погибели, причём аналогом безумия Гумберта является последняя сцена, когда отрезанную голову соблазнителя сиротка Тристана использует как колокольную билу на высокой колокольне, при подъёме на которую глухонемые подростки-олигофрены щиплют печальную красотку за лягвию в прорехах траурного платья.
Arthénice

Фамилья как поцелуй

Александр Алексеевич Долинин спрашивает:

Не знает ли кто, откуда цитата?
В четвертой главе "Дара" есть рассказ об инциденте с женой Чернышевского, которую оскорбил некий Любецкий, "лихой малый, "с фамильей [sic!] как поцелуй"". "Фамилья как поцелуй" стоит в кавычках, но найти источник цитаты мне не удалось. Помогите, пожалуйста!


Привожу соответствующий фрагмент из романа:

Агенты, тоже не без мистического ужаса, доносили, что ночью в разгаре бедствия «слышался смех из окна Чернышевского». Полиция наделяла его дьявольской изворотливостью и во всяком его действии чуяла подвох. Семья Николая Гавриловича уехала на лето в Павловск, и вот, через несколько дней после пожаров, а именно 10 июня (сумерки, комары, музыка), некто Любецкий, адъютант образцового лейб-гвардии уланского полка, лихой малый, «с фамильей как поцелуй», при выходе «из вокзала» заметил двух дам, резвившихся как шалые, и, по сердечной простоте приняв их за молоденьких камелий, «произвел попытку поймать обеих за талии». Бывшие при них четыре студента окружили его и, угрожая ему мщением, объявили, что одна из дам - жена литератора Чернышевского, а другая - ее сестра. Что же, по мнению полиции, делает муж? Он домогается отдать дело на суд общества офицеров, - не из соображений чести, а лишь для того, чтобы под рукой достигнуть сближения офицеров со студентами. 5 июля ему пришлось по поводу своей жалобы побывать в третьем отделении. Потапов, начальник оного, отклонил его домогательство, сказав, что, по его сведениям, улан готов извиниться. Тогда Чернышевский сухо отказался от всяких притязаний и, переменив разговор, спросил: «Скажите, - вот я третьего дня отправил семью в Саратов, и сам собираюсь туда на отдых (»Современник» уже был закрыт); но если мне нужно будет увезти жену за границу, на воды, - она, видите ли, страдает нервическими болями, - могу ли выехать беспрепятственно?» «Разумеется, можете», - добродушно ответил Потапов; а через два дня произошел арест.

Шипы Фальтера

Умер ли Фальтер в обещанный им вторник, приступил ли Синеусов к запланированному в Париже рисованию-неизвестно.


Вся "Ультима" из подобных вопросов.


Финальный вывод Синеусова о самоценности жизни и необходимости страха за неё, а не перед смертью-это результат дьявольского репетиторства Фальтера или именно здесь он не при чём и Синеусов сам всё понял, ведь разговор с Фальтером не более чем эксперимент его воображения.


Потеряв душу, чувство времени, в котором она пребывает, потеряв тело, потерял ли Фальтер волю. Воля-главное что отличало его до взрыва и поэтому логично что она была первой "вычтена". Но именно "усилием воли" новый Фальтер удерживает себя от реализации своих сверхзнаний.


Случившиеся с Фальтером-это случайность, богоизбранность (Фальтер как назидание людям) или всё-таки результат его сверхматематической комбинаторики ("ну и вот скомбинировал и взорвался").


Будучи "всезнайкой", почему Фальтер не понимает двух вещей: как люди живут с чувством страха перед смертью и почему не хотят "перескочить" "путаное предисловие" которым считают жизнь.


Потеряв человеческий облик, став карикатурой, рассыревшим сибаритом-шимпанзе, почему Фальтер всё-таки испытывает эмоции: в критические моменты разговора он сердится, его трясёт. Почему Фальтер вообще что-то делает, почему у него вообще есть какое-то поведение (хватание туфель, поедание с кожурой апельсин и т.п.). Став вне морали, почему Фальтер только просит денег, а не принимает жизнь Синеусова-ведь в обмен на истину тот предлагает своё самоубийство.


Что нарисовал Синеусов, а на тему туманного острова он рисовал дважды: и до и после смерти жены. Если рисованием Синеусов хотел выразить свои мысли и так смириться со смертью, то что конкретно он хотел от встречи с Фальтером.


Говоря о "поэзии полевого цветка" и "силе денег", как и рассказывая про индокитайскую обезьяну, Фальтер намекает что знает личные разговоры Синеусова с женой? Первая фраза ("царствие ей небесное")-это тоже намёк, что истинная цель встречи для Синеусова Фальтеру известна?


Когда Фальтер приснится Синеусову до встречи или после, до или после письма из госпиталя.


Фальтер-фальш? Адам Фальтер-фальшиво перворождённый? Фальтер-фатум? Ультима Туле-ультиматум?

О смерти в "Даре" (монолог Чернышевского А.Я.)

В монологе три части: мысли в предчувствии смерти ("я,может быть умираю"), при её осознании ("конечно" умираю), самые последние слова. Начинается и заканчивается одинаково: после смерти ничего нет. Трижды соскальзывание на Яшу: сначала осознание что призраков нет, поэтому с Яшей общаться не мог; затем недоумение что умирая к нему не приближается и этим опять возврат к призракам ("она ведь всё равно не увидит" его "в этих комнатах") и в конце: "о чём он писал" (в смысле-чем жил). Мой тезис: монолог-это показ трагедии непостижения смысла смерти, нет ни тонкой иронии над бредом умирающего ни передачи глубинной лирики смерти. Важна последовательность высказываемых мыслей:1.смерть не надо превозносить, ее не надо бояться, 2.в ней нет смысла, она просто факт, 3."загробное" есть, "окружает нас всегда", 4.как понять смерть "проще" и "сразу", 5."всю жизнь думал о смерти", 6.умирать "страшно больно", 7.вся жизнь это "подготовка к экзамену" умирать, 8.умирать "ужасно", "невероятно" что все умирают, 9."плохо себя чувствую, чтобы умирать", 10.после смерти ничего нет. Всё это-попытка понять, логика есть но она рвется (что-то аналогичное было в "Приглашении"-передача попытки понимания, но там герой желаемое в итоге осознал). Ключевые моменты: если фр.мыслитель так хорошо всё описал-зачем что-то ещё пытаться понять и главное что именно; зачем всю жизнь думать о смерти и готовиться к её экзамену (причем тоже всю жизнь); фактически жить смертью и почему-то так её испугаться. Спасибо уважаемому gippodemos-один из его последних постов(где монолог сопоставлен с розановскими "Опавшими листьями") подвиг на эти нелюбимые всем "обобщения".

(no subject)

Дорогие друзья!

Очень, очень, просто смерть как нужна книга Александра Долинина под названием "Истинная жизнь писателя Сирина". СПб, 2004 год, Академический проект, тираж 1000 экземпляров.

Ни в одном сетевом, равно как и обычном магазине ее нет. Согласен на любые варианты и на любые деньги, естественно, в пределах разумного.

Практически вопрос жизни и смерти.

Треугольник, вписанный в круг

В основе истории Яши Чернышевского, Рудольфа Баумана и студентки Оли Г. – штеглицевская трагедия 1927 г., широко освещавшаяся в прессе Веймарской республики. http://www.welt.de/print-welt/article592143/Der_Selbstmoerder_Klub.html
http://www.tagesspiegel.de/magazin/wissen/geschichte/art15504,2477780
На фото оставшаяся в живых Хильда Шеллер(16л.) - дает свидетельские показания на процессе любовно-декадентского кружка самоубийц.

"Лаура" глава четвертая

Фонтан установлен. а жертва где?
"Г-жа  Ланская скончалась в день ....Незадолго до того одна бывшая студентка , вдова какого-то шаха , преподнесла колледжу в дар новый фонтан." Есть ли параллель между этим фонтаном и "Бахчисарайским фонтаном" Пушкина?  "...чтобы установить фонтан строго вертикально, а поначалу выходили одни только судорожные извержения через равные промежутки времени. Потентант сохранял потенцию несуразно долго, до восьмидесятилетнего возраста." Понятно о чем речь. 80-ти летнему  Хану требовалось немало времени для установки строго вертикально и результат "судорожные извержения через равные промежутки времени." Пушкин в письме к Дельвигу:  "В Бахчисарай приехал я больной. Я прежде слыхал о странном памятнике влюбленного хана. К ** поэтически описывала мне его, называя la fontaine des larmes(фонтан слез). Вошед во дворец, увидел я испорченный фонтан; из заржавой железной трубки по каплям падала вода." Фонтаны различны. Смерть  возлюбленной-фонтан(Бахчисарайский фонтан). В "Лауре" фонтан- смерть; требует жертву. Вымысел (фонтан слез- Бахчисарайский фонтан) побеждает жизнь или жизнь подражает искусству.

Набоков=Горн?

Я новичок в вашем сообществе. Вы мне нравитесь.Впервые вижу такое скопление людей , которые как личное оскорбление воспринимаают любую фразу , от которой , по их мнению, Набоков" перевернулся бы в гробу". Вопрос только в том, повторюсь, что никто не знает каким ВВ был на самом деле -от него остались только книги и библиографический хлам,в котором мы упоенно копаемся. Понятно же, что в нем было многое и от Кречмара, и от Горна, и от моего любимого Мартына. Кто знает, чего в нем было больше и от чего он НА САМОМ деле переворачивается в грому. Я думаю, он был ужасно влюбчив и застенчив до самой смерти. И очень, очень , очень робок с женщинами. Хотя среди  поклонников его творчества я встречала много сладострастников( проще говоря Магд и Горнов) и для них, разумеется,Набоков=Горн.