Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

  • eos_eos

Лолита

В сотый раз перечитываю "Лолиту",на первых же страницах рассыпана горсть всяких мелочей.
Нашелся второй лолитин белый носок: в одном из этой пары Гумберт увидел Ло утром ростом в пять футов ( без двух вершков), другой Шарлотта подобрала в столовой и бросила в какой-то шкаф.
Шарлотта оказалась любящей женой:"да кто же - кроме любящей жены - мог бы расшифровать мой микроскопический подчерк"? Шарлотта смогла прочесть черную книжечку.
Не знаю, есть связь между огрызком яблока в камине и Евой и Лилит, упомянутыми несколькими страницами ранее, или между тем, как молоденькая проститутка произносит bas, а Шарлотта waterproof.



-

В. НАБОКОВ "Приглашение на казнь" - Л.Н. Андреев "Рассказ о семи повешенных"

Л.Н. Андреев "Рассказ осеми повешенных" (1908)

"И с первого же дня тюрьмы люди и жизнь превратились для него в непостижимо ужасный мир призраков и механических кукол. Почти обезумев от ужаса, он старался представить, что люди имеют язык и говорят, и не мог -- казались немыми; старался вспомнить их речь, смысл слов, которые они употребляют при сношениях,- и не мог. Рты раскрываются, что-то звучит, потом они расходятся, передвигая ноги, и нет ничего.
       Так чувствовал бы себя человек, если бы ночью, когда он в доме один, все вещи ожили, задвигались и приобрели над ним, человеком, неограниченную власть. Вдруг стали бы его судить: шкап, стул, письменный стол и диван. Он бы кричал и метался, умолял, звал на помощь, а они что-то говорили бы по-своему между собою, потом повели его вешать: шкап, стул, письменный стол и диван. И смотрели бы на это остальные вещи.
       И все стало казаться игрушечным Василию Каширину, присужденному к смертной казни через повешение: его камера, дверь с глазком, звон заведенных часов, аккуратно вылепленная крепость, и особенно та механическая кукла с ружьем, которая стучит ногами по коридору, и те другие, которые, пугая, заглядывают к нему в окошечко и молча подают еду. И то, что он испытывал, не было ужасом перед смертью; скорее смерти он даже хотел: во всей извечной загадочности и непонятности своей она была доступнее разуму, чем этот так дико и фантастично превратившийся мир. Более того: смерть как бы уничтожалась совершенно в этом безумном мире призраков и кукол, теряла свой великий и загадочный смысл, становилась также чем-то механическим и только поэтому страшным. Берут, хватают, ведут, вешают, дергают за ноги. Обрезают веревку, кладут, везут, закапывают.
       Исчез из мира человек.
    На суде близость товарищей привела Каширина в себя, и он снова, на мгновение, увидел людей: сидят и судят его и что-то говорят на человеческом языке, слушают и как будто понимают. Но уже на свидании с матерью он, с ужасом человека, который начинает сходить с ума и понимает это, почувствовал ярко, что эта старая женщина в черном платочке -- просто искусно сделанная механическая кукла, вроде тех, которые говорят: "папа", "мама", но только лучше сделанная. Старался говорить с нею, а сам, вздрагивая, думал:
       "Господи! Да ведь это же кукла. Кукла матери. А вот та кукла солдата, а там, дома, кукла отца, а вот это кукла Василия Каширина".
       Казалось, еще немного и он услышит где-то треск механизма, поскрипывание несмазанных колес. Когда мать заплакала, на один миг снова мелькнуло что-то человеческое, но при первых же ее словах исчезло, и стало любопытно и ужасно смотреть, что из глаз куклы течет вода
."
Userpic 01
  • akrav

Пакость

Оказывается, во всех(?) российских изданиях «Других берегов» в тексте 11-й главы повторена по меньшей мере одна цензурная правка советского (перестроечного) издания.

В тексте должно быть:



Точное и трагическое набоковское слово какой-то редакционный хам заменил на свой мерзостный идеологически-<то самое> суконный термин.

Возможно, и другие воспроизвелись.

Лаура и ее оригинал

"Она была щупла до невероятности. Ребра проступали. Выдававшиеся вертлюги бедренных мослов обрамляли впалый живот, до того уплощенный, что его и животом нельзя было назвать. Весь ее изящный костяк тотчас вписался в роман — даже сделался тайным костяком этого романа, да еще послужил опорой нескольким стихотворениям. Груди этой двадцатичетырехлетней нетерпеливой красавицы, каждая размером с чайную чашку, раскосым прищуром бледных сосков и твердостью очертанья казались лет на десять моложе ее самой."(В. Набоков, перевод Г. Барабтарло)

Анатомические ноты в описании худого женского тела встретились мне у Бунина в "Темных аллеях": «Визитные карточки»

"Телом она оказалась лучше, моложе, чем можно было думать. Худые ключицы и ребра выделялись в соответствии с худым лицом и тонкими голенями. Но бедра были даже крупны. Живот с маленьким глубоким пупком был впалый, выпуклый треугольник тёмных красивых волос под ним соответствовал обилию тёмных волос на голове. Она вынула шпильки, волосы густо упали на её худую спину в выступающих позвонках. Она наклонилась, чтобы поднять спадающие чулки, — маленькие груди с озябшими, сморщившимися коричневыми сосками повисли тощими грушками, прелестными в своей бедности."
riazhenka

Молочный бар ("Лолита")

В русской "Лолите" выражение "молочный бар" встречается 8 раз, из них 5 раз вместо drugstore, 2 раза вместо candy bar и 1 раз вместо soda fountain (написано at the soda fountain, так что, видимо, имеется в виду соковый киоск).
Интересно, почему Набоков выбрал такую странную замену?
Понятно, что подобрать русский аналог для drugstore непросто, хотя в двух случаях Набоков не постеснялся перевести drugstore как аптекарский магазин или просто аптека. Но почему именно молочный бар, а не, скажем, кондитерская, вроде бы более естественная для русского читателя?
Насколько вообще русское выражение "молочный бар" было на слуху в это время? Или это просто перевод milk bar или Milchbar? Вроде бы молочные бары существовали в то время в Германии (не знаю, как насчет довоенного Берлина), точно имелись в Польше, а также в Эстонии, причем придумали их, если верить Википедии, в довоенной Польши. Во всяком случае, в той же Википедии на всех языках отсылают к Bar mleczny как к первоисточнику этого заведения.
Особенно интересно, как мне кажется, соседство "молочного бара" с откровенно авторским "сосисочным киоском", но если в английском тексте киоск действительно имел отношение к сосискам, то молочный бар к молоку - никакого.

Для наглядности приведу все случаи употребления:

  • Ее улыбка, бывшая до тех пор столь искусственной, отныне сделалась сиянием совершенного обожания, ― сиянием, полным чего-то мягкого и влажного, в котором я с изумлением различал сходство с обаятельным, бессмысленным, потерянным взглядом Лолиты, упивающейся какой-нибудь новой смесью сиропов в молочном баре или безмолвно любующейся моими дорогими, всегда отлично выглаженными вещами.

  • Her smile that had been such a contrived thing, thenceforth became the radiance of utter adoration--a radiance having something soft and moist about it, in which, with wonder, I recognized a resemblance to the lovely, inane, lost look that Lo had when gloating over a new kind of concoction at the soda fountain or mutely admiring my expensive, always tailor-fresh clothes.


  • «Остановись-ка вот там у молочного бара», сказала Ло.

  • "Stop at that candy bar, will you," said Lo.



  • Доротея Гумбард уже вовлечена в целую систему социальной жизни, которая состоитнравится ли это нам или нетиз сосисочных киосков, молочных баров, солодовых и коковых напитков, кинокартин, танцулек, ночных пикников на пляже и даже парикмахерских вечеринок, на которых девочки друг дружку причесывают!

  • Dorothy Humbird is already involved in a whole system of social life which consists, whether we like it or not, of hot-dog stands, corner drugstores, malts and cokes, movies, square-dancing, blanket parties on beaches, and even hair-fixing parties!



  • И совершенно так же, как чуть ли не, каждый второй день я медленно объезжал школьный район и вылезал из автомобиля, чтобы, едва передвигая ноги, заглядывать в молочные бары и всматриваться в туманные пролеты аллей, прислушиваясь к удаляющемуся девичьему смеху между ударами сердца и шелестом листопада, совершенно так же, я, бывало, обыскивал ее комнату, просматривая изорванные бумажки в красивой мусорной корзине с нарисованными розами, и глядел под подушку девственной постели, которую я сам только что сделал.

  • And just as every other day I would cruise all around the school area and on comatose feet visit drugstores, and peer into foggy lanes, and listen to receding girl laughter in between my heart throbs and the falling leaves, so every now and then I would burgle her room and scrutinize torn papers in the wastebasket with the painted roses, and look under the pillow of the virginal bed I had just made myself.



  • Ей дозволялось зайти в молочный бар с подругами и там поболтать да похихикать с какими-нибудь случайными молодыми людьми, пока я ждал в автомобиле на некотором расстоянии.

  • She might visit a candy bar with her girl friends, and there giggle-chat with occasional young males, while I waited in the car at a discreet distance;



  • В полумиле от нашего четырнадцатого номера Тэеровская улица спутывается с частным переулком и поперечным бульваром; бульвар ведет к торговой части города; у первого же молочного бара я увиделс какой мелодией облегчения!

  • Half a mile or so east of number fourteen, Thayer Street tangles with a private lane and a cross street; the latter leads to the town proper; in front of the first drugstore, I saw--with what melody of relief!--Lolita's fair bicycle waiting for her.




  • Что делали обе Долли? » «Мы зашли в молочный бар». «И вы заказали там ―? »

  • What did the two Dollys do?" "We went to a drugstore." "And you had there--?"


  • Ах, вот: Аптеки и молочные бары: один в Горном Переулке, а другойвот этот, аптечный магазин Ларкина, и еще два.

  • Here we are: Druggists-Retail. Hill Drug Store. Larkin's Pharmacy. And two more.