Category: музыка

Solus Rex, Ultima Thule, Pale Fire

В интервью ((This  interview  (published  in  Wisconsin  Studies  in Contemporary Literature, vol. VIII, no. 2, spring 1967) was conducted on September 25,  27,  28,  29,  1966,  at  Montreux, Switzerland)) отвечая на вопрос о концовке романа "Pale Fire" и недоумении персонажа Ч. Кинбота, когда он предложил Шейду назвать свою (Шейда) поэму "Solus Rex", но увидел "Pale Fire"; и взаимосвязи между двумя романами "Pale Fire" и неоконченным "Solus Rex".

Набоков отвечает (sorry за непрофессиональный перевод): "Мой "Solus Rex", разочаровал бы Ч. Кинбота меньше, чем поэма Шейда. Две страны, земля Одинокого Короля и Зембла, принадлежат одной и той же биологической зоне. В их субарктических болотах много одинаковых бабочек и ягод. Печальное и далекое королевство, кажется, преследовало мою поэзию и прозу с 20-х годов. Это не связано с моим индивидуальным прошлым ( It  is  not  associated  with  my personal  past). В отличие от Северной России, как Зембла, так и Ультима Туле горные, а их языки выдуманные -- скандинавского типа. Если бы жестокий пранкер похитил Ч. Кинбота и перенес его с завязанными глазами в сельскую местность Ультима Туле, Ч. Кинбот, по крайней мере, не сразу бы узнал, по запаху смолы (хотел написать живицы, но не подходит) и птичьим голосам, что он не вернулся в Земблу, но он был был точно уверен, что не находится на берегах Невы."

Что касается поэзии с 20-х годов до написания  "Solus Rex" то "следов преследования" печального и далекого королевства" не связанного с Россией Набокова в поэзии Набокова не так уж и много. Вот один из примеров:

         Ульдаборг
(перевод с зоорландского)

Смех и музыка изгнаны. Страшен
Ульдаборг, этот город немой.
Ни садов, ни базаров, ни башен,
и дворец обернулся тюрьмой:

Математик там плачется кроткий,
там -- великий бильярдный игрок.
Нет прикрас никаких у решетки.
О, хотя бы железный цветок,

Хоть бы кто-нибудь песней прославил,
как на площади, пачкая снег,
королевских детей обезглавил
из Торвальта силач-дровосек.

И какой-то назойливый нищий
в этом городе ранних смертей,
говорят, все танцмейстера ищет
для покойных своих дочерей.

Но последний давно удавился,
сжег последнюю скрипку палач,
и в Германию переселился
в опаленных лохмотьях скрипач.

И хоть праздники все под запретом
(на молу фейерверки весной
и балы перед ратушей летом),
будет праздник, и праздник большой.

Справа горы и Воцберг алмазный,
слева сизое море горит,
а на площади шепот бессвязный:
Ульдаборг обо мне говорит.

Озираются, жмутся тревожно.
Что за странные лица у всех!
Дико слушают звук невозможный:
я вернулся, и это мой смех --

Над запретами голого цеха,
над законами глухонемых,
над пустым отрицанием смеха,
над испугом сограждан моих.

Погляжу на знакомые дюны,
на алмазную в небе гряду,
глубже руки в карманы засуну
и со смехом на плаху взойду.
      1930

Бархатисто-бархатный

Немного об использовании ВН его любимого эпитета.
КДВ: у Марты "бархатно-белая" шея, через несколько глав "бархатно-белая" спина; танцует среди "бархата барьера"; в вагоне, где едет, "бархатные покои"; вокруг "бархатная тень"; пролетает адмирал с "бархатными крыльями"; а вот мячи- "бархатисто-белые".
Сгусток бархатного фона в ПнК: Марфинька- в черном бархатном платье, на ней черная "бархатка" и бархатные туфельки; паук тоже бархатный; в финале Пьер приоденется в бархатную куртку, топор хранит на "черном бархате футляра". Понятно что герой соассоциирует: "Марфинька, плаха, бархат".
Продолжение можно увидеть в "Лолите": в предпоследней сцене Гумберт в бархатном пиджаке, Валерия воспринимается через "черный бархат туфельки", на первом ложе с Лолитой- "бархатистое покрывало пурпурного цвета", представляя "образец бархата", Лолита тренирует театральное воображение. Про "черную бархатную ленточку" с волос Лолиты сказано аж трижды. "Черная бархатка" вокруг лба Анабеллы.
Нина из "Найта" тоже вся бархатная: "темно-бархатные" глаза /у управляющего гостиницы они "бархатистые"/, "бархатные рукава" платья.
Бархатная шляпа у Шамма и одежда Кола /Незаконнорожденные/. Про"бархатно-гнусный облик и манеры"- в "Облаке".
В шахматы Лужин играет только в бархатном жилете и носит до женитьбы "черное пальто с бархатными полосками на отворотах".
На груди платья Магды- "большой бархатно-оранжевый цветок", загорает она на "жирном бархатном песке".
"Бархатным" обзовут Вина в желтой газете, еще раньше такое прозвище получит Волгин, очевидно за связь с Советами /Берега/.
Бархатный пиджак в припадке сдирает Писарев /Дар/.
Темнота- мрак- бездна тоже бархатные: "бархатный убийственный мрак" /Берега/; "бархатная бездна улицы" /Чорб/; "густая, бархатная темнота", "плотный бархатный мешок" /Камера/; "бархатный мрак летней ночи" /Лолита/; "бархатная темнота августовской ночи" /Круг/.
Но так ли все однозначно и всегда ли этот эпитет негативно усиливающий.
"Бархатная тишь кипарисных аллей" /Машенька/, "голубая бархатная тень" /Подлец/, "сталь на бархатной подушке" /об осенней ночи, Пнин/, "изношенный желтый бархат" /о сентябрьских горах, Лолита/. И еще многократно: тишь-тень-ночь-небо будут или бархатными или бархатистыми.
Применим бархат и к природе: "еловая хвоя бархатно выделялась на синеве" /Берега/, по черной коре шла бархатная прозелень" /Чорб/;"бархат лужайки", "бархатная бездна сада" /Ада/. В Аде фиалки бархатистые, в Лолите-бархатные; "бархатистые анютины глазки" и "бархатцы" /ПнК/.
Обязателен бархат в описании бабочек: "крохотные бархатные существа" /Пильграм/; бархатные крылья адмирала /КДВ/ и траурницы /Найт/; ванесса- "бархатно-пламенное создание" /Бл.Огонь/; и только "бражник" в Берегах будет "бархатистым".
"Бархатный" голос граммофона /ЗЛ/, "бархатистый" голос служанки /Лолита/, "бархатный" стук /Машенька/, ложечка взбивающая гоголь-моголь будет бархатно окать /Отчаяние/.
В Терре- "бархатная жара", в Даре- "бархатистый воздух" /дважды/.
Брови у возлюбленной Пнина "бархатистые", у матери Годунова- "бархатные". Бархатный взгляд /ученицы, Волшебник/. Бархатное лицо /Соглядатай/. Бархатные щечки и в Соглядатае и в Аде и не только у Кордулы, но и у простого персика. Бархатный румянец "во всю щеку" у спящей Магды.
Много интерьерного: "белый, утрехтский бархат" /внутри кареты, Берега/, "синий бархат освященного купэ" /Найт/, бархатный барьер цирка /Карт.Эльф/, "бархатный островок бильярда" /Пивная/.
Трижды появится шнур: "тяжелый бархатный шнур" /уборной, Машенька/, "толстый пурпурно-бархатный шнур" /клозета, Берега/, "толстый бархатный шнур" /лифта, ЗЛ/. "Бархатная стенная петля" /в купэ, Ада/. "Бархатистый канал" /шахты лифта, Берега/.
"Бархатку" носят не только отвратительные дамы: она у учительницы Тани /Дар/ и Ады, у нее же бархатная лента для волос.
"Затянутая в вишневый бархат" /Ольга, Незаконнорожденные/. "Она была вся бархатистая" /бывшая жена из Музыки/.
Одон одет в бархатную куртку, в бархатный карман пальто ляжет кастет для защиты Тамары. На мэтре в Прозрачных вещах "бархатисто-шоколадные теннисные туфли".
А на десерт: "изумрудный бархат супа" /Ада/ и "как бархатное скользило" перо /Подлец/ по "бархатистой бумаге" /Дар/.
( Оставить комментарий )

LATH: что за счастливый беглец?

Помогите прояснить момент.

Suddenly there came from somewhere within the natural jumble of our surroundings a roar of unearthly ecstasy.
"Goodness," said Iris, "I do hope that's not a happy escapee from Kanner's Circus." (No relation — at least, so it seemed — to the pianist.)

Ильин:
Внезапно откуда-то из окружавшей нас природной неразберихи донесся рев неземного блаженства.
— Господи-боже,— сказала Ирис,— надеюсь, это не счастливый беглец из "Каннеровского Цирка". (Не родственник пианиста,— так по крайней мере считалось.)

Бабиков:
Вдруг откуда-то из окружающих нас дебрей донесся вопль неземного блаженства.
"Боже мой,— воскликнула Айрис.— Очень надеюсь, что это не счастливый беглец из амфитеатра Каннера. (Никакой связи с пианистом — во всяком случае, насколько можно судить.)
__________________

Чей в самом деле был вопль или рёв, вскоре выясняется: появляется сам Каннер (пианист и энтомолог), только что поймавший редкую бабочку. Но вот смысл сказанного Ирис/Айрис от меня ускользает. Ильинский вариант совсем туманный (подразумевается некий зверь, сбежавший из более-менее реального цирка какого-то другого Каннера?). В варианте Б Айрис, похоже, имеет в виду, что как раз наш Каннер кого-то упустил. Но ведь бабочки не вопят...
Что-то не складывается, хелп!

Святая ненаблюдательность

Поищем ляпы в отрывке из романа «Седина», автор которого слеп как Мильтон, глух как Бетховен, и глуп как бетон, он же — глухой слепец с заткнутыми ноздрями? :) 

По Бродваю, в лихорадочном шорохе долларов, развернуть; для удобства разделяю на фразыCollapse )Дар», глава пятая)

Драгомания

... и я бы совсем решительно отверг непоправимую природу отклонения («Месяц, полигон, виола заблудившегося пола...» — как кто-то в кончеевской поэме  п е р е в е л  «и степь, и ночь, и при луне...»), если бы только Рудольф был в малейшей мере учителем, мучеником и вождем...  («Дар», глава первая)

Переводчик у Кончеева (в «Начале Поэмы»?) перепёр цитату из «Не пой, красавица, при мне» (1828). Непонятно: что за виола-пола? У Пушкина:
И степь, и ночь, и при луне
Черты далекой, бедной девы!..
Степь —> полигон, луна —> месяц (тут сходится), но откуда в «переводе» альт — хорошо, допустим, песня, музыка,— но голубой-то мотив откуда? Непоправимое отклонение  у переводчика — само собой, но ведь в оригинале даже намёка нет. :)

АПД 1 Если пуститься по «шекспировскому следу» из «Бледного огня», где в обратном переводе «Тимона Афинского» светила сменили пол, то можно представить, что этот «кто-то» так же обошёлся и с пушкинской девой, превратив её в мальчика (а что, мог ведь ВН поиздеваться над горе-переводчиком, экстраполируя его приём). Виола в «Двенадцатой ночи» переодевается и выдаёт себя за брата-близнеца Себастьяна. Забавно, что комедия начинается так:

О музыка, ты пища для любви!
Играйте же, любовь мою насытьте,
И пусть желанье, утолясь, умрет!
Вновь повторите тот напев щемящий..
(пер. Э.Л. Линецкой, 1959), оригинал здесь

что в некотором роде обратно просьбе «Не пой, красавица, при мне ты песен Грузии печальной» (надеюсь, я зашла не слишком далеко). :)

АПД 2 Отловлено в пучине: 
У того же Набокова в "Даре" обожаю пассаж о том, как некто перевел "И ночь, и снег и при луне" - как "Осень, полигон, виола заблудившегося пола..."  
Обожаю инет :)

(no subject)

Когда открыл для себя Набокова, был восхищен. Когда прочитал все, что было доступно, оставил в "сейфе" Приглашение на казнь и Защиту Лужина. А Лолита... Первая часть ее разве что - и даже начало первой части..Такие вещи затягивать нельзя - лед слишком тонкий. Есть ведь ее русскоязычный предшественник, рассказ "Волшебник", где автор убил героя на самой грани...
Моя дань ВВ:
Здесь всё, что успел захватить, убегая. Несколько песчинок, обрывок нитки, камешек, отскочивший от оконного стекла... Остальное - на листе акварели. Темнота сберегла её: небо не выцвело и листва не пожухла, - оазис по-прежнему выпирает из-за ограды, как из вазы, дразня тёмной зеленью нищую пустошь. За гремучими воротами - тот же маленький рай, и гостю вновь предлагают всё, о чём он мечтал когда-то, палимый азиатским солнцем. Тёплый, зацветающий пруд, изысканный обед в маленькой, пустой столовой, сырые тропинки сумрачного парка с такой узнаваемой травой, такими высокими деревьями, - и целый день время наигрывает piano dolce музыку приближения вечера...

V.Nabokov

Добрый день!
Это мой первый пост в этом общeстве. Разрешите выразить своё глубокое уважение к В.Набокову и его творчеству. Я восхищаюсь этим уникальным человеком, речь которго журчит как ручеёк, как песня. Надо пологать, что Набоков рисовал свои записи, поскольку облaдал цветным слухом (сие факт сам по себе уже вызывает улыбку).
Помню, когда только начала читать Лолиту, эта книга вызывала у меня отвращение. Но спустя некотрое время я начала ценить его слог. Также очень люблю его Машеньку, написанно в столь пастельных и нежных тонах и такая концовка, которая позволяет самому читателю выбирать кaкaя ему версия по душе... 

  • Current Location: bedroom
  • Current Mood: calm calm
  • Current Music: ДДТ-( Прекрасная любовь 2007) - Осень, мертвые дожди

Беда с воображением..

Эта музыка смолкла в тот миг, когда ночью, на тряском полу темного таксомотора, Людмила ему отдалась, и сразу все стало очень скучным,– женщина, поправлявшая шляпу, что съехала ей на затылок, огни, мелькавшие мимо окон, спина шофера, горой черневшая за передним стеклом. ("Машенька", 1926)

ВН настолько живописен, что даже его пейзажи представляешь живее, чем натуральные. А тут.. Никак не вообразить этот таксомотор. Вернее, ночь, шофёр за стеклом – да.. Но на полу, да ещё в шляпе? Нет, не получается.. :(