Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

venus_xl

От Гумберта - Гумберту.

Джулиан Барнс, "Попугай Флобера".

В декабре 1849 года Флобер и Дю Кан поднялись на вершину пирамиды Хеопса. Ночь они провели у ее подножия, а в пять утра начали подъем, чтобы до восхода добраться до вершины. Гюстав... с помощью проводников-арабов — двое подталкивали снизу, а двое тянули за руки наверх — медленно взобрался по огромным глыбам камней на верхушку пирамиды.
Дю Кан — ему первому из всех удалось сделать фотографию Сфинкса — уже ждал их. Перед ними лежал Нил...Лучи солнца тронули верхушку пирамиды. Флобер, невольно опустив глаза, увидел у своих ног небольшую визитную карточку, прикрепленную к камням. «Гумберт. Полотер», — прочел он, а дальше шел адрес в Руане.


Далее Барнс рассуждает об иронии, о совпадениях. Разве это не выдающееся историческое совпадение, когда знаменитый европейский писатель девятнадцатого века знакомится на вершине пирамиды Хеопса с одним из самых одиозных литературных персонажей двадцатого века? Едва вырвавшись из умелых рук мальчишек-банщиков и еще не обсохнув от пара египетских бань, Флобер узнает имя набоковского совратителя американских нимфеток?

На следующей странице Барнс раскрывает загадку визитки на пирамиде. Из путевых заметок Флобера явствует, что визитная карточка «мсье полотера» была доставлена на пирамиду отнюдь не лично самим полотером, это сделал лукавый и хитроумный Максим Дю Кан, который темно-пурпурной ночью взобрался на вершину пирамиды, чтобы Гюставить ловушку своему впечатлительному другу.
...
Набоков мог оттоптаться на ком угодно, от Пастернака до Мопассана, но к Флоберу относился с большим уважением. Лекцию о "Госпоже Бовари" начинал так: Переходим к наслаждению еще одним шедевром... С точки зрения стиля перед нами проза, берущая на себя обязанности поэзии...книга «Госпожа Бовари» пребудет вовеки...


Барнс, разумеется, лукавит. Не Флобер "узнает имя набоковского совратителя американских нимфеток", а ВВН, век спустя, передает привет любителю "мальчиков-банщиков".

Есть много версий, почему ВВН так поименовал (анти)героя "Лолиты". Предложенная - не хуже прочих.

(no subject)

Лекция о Гоголе. Набоков пишет о финале "Шинели":
"Минут в шесть с небольшим (по особым гоголевским часам) значительное лицо уже был пред подъездом своего дома. Бледный, перепуганный и без шинели, вместо того чтобы к Каролине Ивановне, он приехал к себе, доплелся кое-как до своей комнаты и провел ночь весьма в большом беспорядке, так что на другой день поутру за чаем дочь ему сказала прямо: "Ты сегодня совсем бледен, папа". Но папа молчал (тут пошла пародия на библейскую притчу)
и никому ни слова о том, что с ним случилось, и где он был, и куда хотел ехать…"

Какую притчу он имеет в виду? Затерялся в догадках.
osen'

"Пнин"

чем-то напоминает "Евгения Онегина". В каждом произведении есть милая тройка: автор, рассказчик и главный герой. Партия учит не путать автора и лирического героя, а рассказчик-Пушкин всегда был готов отметить разность между ним и Онегиным. Рассказчик-Набоков был хорошо знаком с Пнином, да и рассказчик-Пушкин приятельствовал с Онегиным, они даже встречались в Одессе, когда Онегин странствовал после дуэли до возвращения в Петербург.

У Пнина есть общие черты с рассказчиком, скажем, некое пристальное внимание к слову (или понимание, какие стихи плохи), но и разница тоже бросается в глаза. Например, Пнин плохо говорит по-английски, а рассказчик - известный англо-русский писатель. Но считать расказчика-Набокова реальным Набоковым никак не получается, у реального Набокова не могло быть отношений с придуманными им персонажами, скажем, у него не было интрижек с Лизой, бывшей женой Пнина. В этом смысле Набоков пошёл дальше Пушкина, его рассказчик играет существенную роль в сюжете.

В опере Моцарта "Дон Жуан" на последнем ужине у Дона Жуана музыканты играют мелодию арии "мальчик резвый, кудрявый, влюблённый" из оперы Моцарта же "Свадьба Фигаро". У Ионеско в "Носороге" Жан говорит Беранже такое "Вместо того чтобы тратить все имеющиеся деньги на спиртные напитки, не лучше ли покупать билеты в театр, ходить на интересные спектакли? Бывали ли вы когда-нибудь в этом новом авангардном театре, о котором сейчас столько говорят? Видели пьесы Ионеско?" Меня всегда забавлял этот момент, и в "Пнине" он присутствует: на страницах произведения упоминается его автор. Первое упоминание особенно смешно, поскольку оно исходит не от Пнина, а от рассказчика.

"...Пнин впервые ехал в Сосны, но я-то уже бывал там раньше. Усадьба кишмя кишела русскими emigre - либералами и интеллектуалами, покинувшими Россию около 1920 года. Их можно было увидеть здесь на каждом пятачке крапчатой тени, сидящих на грубых деревенских скамьях и обсуждающих эмигрантских писателей - Бунина, Алданова, Сирина; лежащих в гамаках с лицом накрытым русскоязычной газетой - традиционная защита от мух; попивающих на веранде чай с вареньем; гуляющих по лесу и спрашивающих о том, съедобны ли здешние поганки...".

То есть, рассказчик-Набоков упомянул писателя Сирина. А второй раз он упоминается в той же главе в диалоге персонажей:

"...Две дюжины крошечных бабочек, все одного вида, уселись на полоске мокрого песка, сложив свои прямые крылышки и обнажив бледный их испод с черными крапинками и маленькими павлиньими пятнышками, а также с оранжевым ободком по краям заднего крыла; часть из них была обеспокоена упавшей с ноги Пнина галошей, и, обнажив небесную синеву с наружной стороны крылышек, они некоторое время, точно синие хлопья снежинок, порхали над пляжем, пока не опустились снова.
- Жаль, нет Владимира Владимировича, - сказал Шато. - Он бы все нам рассказал об этих волшебных существах.
- У меня всегда было впечатление, что его увлечение энтомологией просто поза.
- О нет, - сказал Шато. - Вы так его потеряете когда-нибудь, - добавил он, указывая на православный крест с золотой цепочкой, который Пнин, сняв с шеи, повесил на сучок. Его сиянье смущало кружившую над ним стрекозу
...".

Впрочем, тут под Владимиром Владимировичем имеется в виду рассказчик-Набоков, с которым все персонажи были знакомы, а не Набоков-автор!

Collapse )
cycl-3
  • raf_sh

прелестный тупик


(оригинал: https://raf-sh.livejournal.com/1561681.html)

Набоков о Мандельштаме (1924):

…Существует прекрасный поэт Мандельштам. Творчество его не является новым этапом русской поэзии: это только изящный вариант, одна из ветвей поэзии в известную минуту ее развития, когда таких ветвей она вытянула много и вправо и влево, меж тем как рост ее в вышину был почти незаметен после первого свежего толчка символистов. Потому Мандельштам важен только как своеобразный узор. Он поддерживает, украшает, но не двигает. Он – прелестный тупик. Подражать ему значит впадать в своего рода плагиат. Подражают ему (отчасти) скучноватые поэты Цеха. Подражает – и ему, и скучноватому Цеху – Лев Гордон.

Облик Мандельштама, его холодное изящество выражается в особых, как бы стеклянных стихах, в нежности к вещественным мелочам, в чувстве веса, весомости: – так прилагательные, выражающие легкость или тяжесть, почти совершенно вытесняют прилагательные чувственные, преобладающие у других поэтов. Отсюда – холод стиха, стрельчатая гармония, в которой самые нежные земные слова, как, например, «ласточка» или имена богинь, превращаются в звук иглы, падающей на хрустальное донце. Банальность Льва Гордона состоит в том, что он подражает этому. У Мандельштама тяжесть вызывает чувство гнета, духоты, а легкость, чувство тонкой тошноты, головокружения. И вот мы читаем у Гордона следующие строки, которые мы уже давно читали где-то, – если не у Мандельштама, то у поэтов Цеха: «дымок дешевой легкой папиросы мне кружит голову, хмельней вина». Немного дальше мы находим и знакомую ласточку: «прозрачные, задумчивые дали пересекает ласточкою лето…» – или такой (очень недурной!) образ: «И пляшут в звонком полукруге мои стеклянные шары».

Неизвестная рецензия Набокова. Публикация, вступительная статья и комментарии А. А. Долинина (Мэдисон / С.-Петербург) и Г. М. Утгофа (Таллинн)

https://docplayer.ru/111251839-Neizvestnaya-recenziya-nabokova-1.html

В. Набоков "Приглашение на казнь" -- Ч. Диккенс "Холодный дом "

 Игре слов в романе следовало бы, наверное, посвятить отдельную главу.
Вот один из примеров, когда директор уговаривет Цинцинната есть тюремную еду:

дальше :https://teslyayuriy.livejournal.com/69376.html

"Приглашение на казнь" -- А.С. Пушкин "Сказка о рыбаке и рыбке "

 "Приглашение на казнь":
"Адвокат всем предлагал пространный лист оберточной бумаги, неизвестно где
им добытый;
его  видели безуспешно пытающимся завернуть в него чан с
бледно-оранжевой рыбкой в мутной  воде."

Из одной статьи Белинского:
"Например, какие огромные средства были даны для издания Пушкина, и что же?
Пушкин дурно напечатан на оберточной бумаге, с страшными опечатками..."
9-11, 11 сентября
  • igparis

Избыток, свиток - стук, обломок...

Когда для смертного умолкнет шумный день
И на немые стогны града
Полупрозрачная наляжет ночи тень
И сон, дневных трудов награда,
В то время для меня влачатся в тишине
Часы томительного бденья:
В бездействии ночном живей горят во мне
Змеи сердечной угрызенья;
Мечты кипят; в уме, подавленном тоской,
Теснится тяжких дум избыток;
Воспоминание безмолвно предо мной
Свой длинный развивает свиток;
И с отвращением читая жизнь мою,
Я трепещу и проклинаю,
И горько жалуюсь, и горько слезы лью,
Но строк печальных не смываю.

1828
................Это хрестоматийное. А вот совсем-совсем другое:

Есть сон. Он повторяется, как томный
стук замурованного. В этом сне
киркой работаю в дыре огромной
и нахожу обломок в глубине.
И фонарем на нем я освещаю
след надписи и наготу червя.
“Читай, читай!” — кричит мне кровь моя:
Р, О, С… — нет, я букв не различаю.
(без даты)
Подпись

              ............................СОВПАДЕНИЕ? НЕ ДУМАЮ! (по смыслу, да и фонетически)..
Итак, вперёд:
смертного - замурованного...
умолкнет... - Р.О.С... - нет...

шумный - томный...
и на немые...- на нём я...
наляжет - нахожу...
полупрозрачная - Р. О. С (СИЯ)...
ночи тень - читай...
...и сон - Есть сон...

избыток - стук...
трудов - работаю...
награда - наготу...
влачатся в тишине - повторяется... в дыре... в глубине...
томительного - томный...
бденья - сон...
в бездействии - (без даты)...
живей горят во мне - читай... кричит мне...
змеи - червя...
сердечной - кровь...
мечты кипят - кровь... кричит...
в уме - в... сне...
тоской - киркой...
теснится... избыток - повторяется... стук...
дум - букв...
воспоминание - след надписи...
безмолвно - букв не различаю...
свой длинный - огромной... свиток... обломок...
развивает - освещаю... не различаю...
читая жизнь мою - читай, читай... кровь моя...
я трепещу и проклинаю - нахожу... не различаю...
горько жалуюсь - киркой работаю...
слёзы лью... строк... не смываю - букв не различаю...
...........................................................................

Что же в остатке?
     У Пушкина куча лишего:
когда, день, стогны
града, дневных, время, в бездействии ночном, тяжких,

часы, угрызенья, подавленном, воспоминание, с отвращением, горько...

у Набокова - почти без остатка пошло в дело:

стук - "стон" ("стогна")?... фонарём - от которого через Блоковскую аптеку и улицу приезжаем... на те же стогны града.
   Впрочем, уже были труды у старших товарищей на смежную тему:
https://magazines.gorky.media/slo/2001/1/8220-exegi-monumentum-8221-vladimira-nabokova.html