Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

osen'

"Пнин"

чем-то напоминает "Евгения Онегина". В каждом произведении есть милая тройка: автор, рассказчик и главный герой. Партия учит не путать автора и лирического героя, а рассказчик-Пушкин всегда был готов отметить разность между ним и Онегиным. Рассказчик-Набоков был хорошо знаком с Пнином, да и рассказчик-Пушкин приятельствовал с Онегиным, они даже встречались в Одессе, когда Онегин странствовал после дуэли до возвращения в Петербург.

У Пнина есть общие черты с рассказчиком, скажем, некое пристальное внимание к слову (или понимание, какие стихи плохи), но и разница тоже бросается в глаза. Например, Пнин плохо говорит по-английски, а рассказчик - известный англо-русский писатель. Но считать расказчика-Набокова реальным Набоковым никак не получается, у реального Набокова не могло быть отношений с придуманными им персонажами, скажем, у него не было интрижек с Лизой, бывшей женой Пнина. В этом смысле Набоков пошёл дальше Пушкина, его рассказчик играет существенную роль в сюжете.

В опере Моцарта "Дон Жуан" на последнем ужине у Дона Жуана музыканты играют мелодию арии "мальчик резвый, кудрявый, влюблённый" из оперы Моцарта же "Свадьба Фигаро". У Ионеско в "Носороге" Жан говорит Беранже такое "Вместо того чтобы тратить все имеющиеся деньги на спиртные напитки, не лучше ли покупать билеты в театр, ходить на интересные спектакли? Бывали ли вы когда-нибудь в этом новом авангардном театре, о котором сейчас столько говорят? Видели пьесы Ионеско?" Меня всегда забавлял этот момент, и в "Пнине" он присутствует: на страницах произведения упоминается его автор. Первое упоминание особенно смешно, поскольку оно исходит не от Пнина, а от рассказчика.

"...Пнин впервые ехал в Сосны, но я-то уже бывал там раньше. Усадьба кишмя кишела русскими emigre - либералами и интеллектуалами, покинувшими Россию около 1920 года. Их можно было увидеть здесь на каждом пятачке крапчатой тени, сидящих на грубых деревенских скамьях и обсуждающих эмигрантских писателей - Бунина, Алданова, Сирина; лежащих в гамаках с лицом накрытым русскоязычной газетой - традиционная защита от мух; попивающих на веранде чай с вареньем; гуляющих по лесу и спрашивающих о том, съедобны ли здешние поганки...".

То есть, рассказчик-Набоков упомянул писателя Сирина. А второй раз он упоминается в той же главе в диалоге персонажей:

"...Две дюжины крошечных бабочек, все одного вида, уселись на полоске мокрого песка, сложив свои прямые крылышки и обнажив бледный их испод с черными крапинками и маленькими павлиньими пятнышками, а также с оранжевым ободком по краям заднего крыла; часть из них была обеспокоена упавшей с ноги Пнина галошей, и, обнажив небесную синеву с наружной стороны крылышек, они некоторое время, точно синие хлопья снежинок, порхали над пляжем, пока не опустились снова.
- Жаль, нет Владимира Владимировича, - сказал Шато. - Он бы все нам рассказал об этих волшебных существах.
- У меня всегда было впечатление, что его увлечение энтомологией просто поза.
- О нет, - сказал Шато. - Вы так его потеряете когда-нибудь, - добавил он, указывая на православный крест с золотой цепочкой, который Пнин, сняв с шеи, повесил на сучок. Его сиянье смущало кружившую над ним стрекозу
...".

Впрочем, тут под Владимиром Владимировичем имеется в виду рассказчик-Набоков, с которым все персонажи были знакомы, а не Набоков-автор!

Collapse )
cycl-3
  • raf_sh

прелестный тупик


(оригинал: https://raf-sh.livejournal.com/1561681.html)

Набоков о Мандельштаме (1924):

…Существует прекрасный поэт Мандельштам. Творчество его не является новым этапом русской поэзии: это только изящный вариант, одна из ветвей поэзии в известную минуту ее развития, когда таких ветвей она вытянула много и вправо и влево, меж тем как рост ее в вышину был почти незаметен после первого свежего толчка символистов. Потому Мандельштам важен только как своеобразный узор. Он поддерживает, украшает, но не двигает. Он – прелестный тупик. Подражать ему значит впадать в своего рода плагиат. Подражают ему (отчасти) скучноватые поэты Цеха. Подражает – и ему, и скучноватому Цеху – Лев Гордон.

Облик Мандельштама, его холодное изящество выражается в особых, как бы стеклянных стихах, в нежности к вещественным мелочам, в чувстве веса, весомости: – так прилагательные, выражающие легкость или тяжесть, почти совершенно вытесняют прилагательные чувственные, преобладающие у других поэтов. Отсюда – холод стиха, стрельчатая гармония, в которой самые нежные земные слова, как, например, «ласточка» или имена богинь, превращаются в звук иглы, падающей на хрустальное донце. Банальность Льва Гордона состоит в том, что он подражает этому. У Мандельштама тяжесть вызывает чувство гнета, духоты, а легкость, чувство тонкой тошноты, головокружения. И вот мы читаем у Гордона следующие строки, которые мы уже давно читали где-то, – если не у Мандельштама, то у поэтов Цеха: «дымок дешевой легкой папиросы мне кружит голову, хмельней вина». Немного дальше мы находим и знакомую ласточку: «прозрачные, задумчивые дали пересекает ласточкою лето…» – или такой (очень недурной!) образ: «И пляшут в звонком полукруге мои стеклянные шары».

Неизвестная рецензия Набокова. Публикация, вступительная статья и комментарии А. А. Долинина (Мэдисон / С.-Петербург) и Г. М. Утгофа (Таллинн)

https://docplayer.ru/111251839-Neizvestnaya-recenziya-nabokova-1.html

В. Набоков "Приглашение на казнь" -- Ч. Диккенс "Холодный дом "

 Игре слов в романе следовало бы, наверное, посвятить отдельную главу.
Вот один из примеров, когда директор уговаривет Цинцинната есть тюремную еду:

дальше :https://teslyayuriy.livejournal.com/69376.html

"Приглашение на казнь" -- А.С. Пушкин "Сказка о рыбаке и рыбке "

 "Приглашение на казнь":
"Адвокат всем предлагал пространный лист оберточной бумаги, неизвестно где
им добытый;
его  видели безуспешно пытающимся завернуть в него чан с
бледно-оранжевой рыбкой в мутной  воде."

Из одной статьи Белинского:
"Например, какие огромные средства были даны для издания Пушкина, и что же?
Пушкин дурно напечатан на оберточной бумаге, с страшными опечатками..."
9-11, 11 сентября
  • igparis

Избыток, свиток - стук, обломок...

Когда для смертного умолкнет шумный день
И на немые стогны града
Полупрозрачная наляжет ночи тень
И сон, дневных трудов награда,
В то время для меня влачатся в тишине
Часы томительного бденья:
В бездействии ночном живей горят во мне
Змеи сердечной угрызенья;
Мечты кипят; в уме, подавленном тоской,
Теснится тяжких дум избыток;
Воспоминание безмолвно предо мной
Свой длинный развивает свиток;
И с отвращением читая жизнь мою,
Я трепещу и проклинаю,
И горько жалуюсь, и горько слезы лью,
Но строк печальных не смываю.

1828
................Это хрестоматийное. А вот совсем-совсем другое:

Есть сон. Он повторяется, как томный
стук замурованного. В этом сне
киркой работаю в дыре огромной
и нахожу обломок в глубине.
И фонарем на нем я освещаю
след надписи и наготу червя.
“Читай, читай!” — кричит мне кровь моя:
Р, О, С… — нет, я букв не различаю.
(без даты)
Подпись

              ............................СОВПАДЕНИЕ? НЕ ДУМАЮ! (по смыслу, да и фонетически)..
Итак, вперёд:
смертного - замурованного...
умолкнет... - Р.О.С... - нет...

шумный - томный...
и на немые...- на нём я...
наляжет - нахожу...
полупрозрачная - Р. О. С (СИЯ)...
ночи тень - читай...
...и сон - Есть сон...

избыток - стук...
трудов - работаю...
награда - наготу...
влачатся в тишине - повторяется... в дыре... в глубине...
томительного - томный...
бденья - сон...
в бездействии - (без даты)...
живей горят во мне - читай... кричит мне...
змеи - червя...
сердечной - кровь...
мечты кипят - кровь... кричит...
в уме - в... сне...
тоской - киркой...
теснится... избыток - повторяется... стук...
дум - букв...
воспоминание - след надписи...
безмолвно - букв не различаю...
свой длинный - огромной... свиток... обломок...
развивает - освещаю... не различаю...
читая жизнь мою - читай, читай... кровь моя...
я трепещу и проклинаю - нахожу... не различаю...
горько жалуюсь - киркой работаю...
слёзы лью... строк... не смываю - букв не различаю...
...........................................................................

Что же в остатке?
     У Пушкина куча лишего:
когда, день, стогны
града, дневных, время, в бездействии ночном, тяжких,

часы, угрызенья, подавленном, воспоминание, с отвращением, горько...

у Набокова - почти без остатка пошло в дело:

стук - "стон" ("стогна")?... фонарём - от которого через Блоковскую аптеку и улицу приезжаем... на те же стогны града.
   Впрочем, уже были труды у старших товарищей на смежную тему:
https://magazines.gorky.media/slo/2001/1/8220-exegi-monumentum-8221-vladimira-nabokova.html

9-11, 11 сентября
  • igparis

рассказы Набокова - рассказы Аверченко

Два рассказа Набокова написаны, похоже, под впечатлением двух (округляю) рассказов Аверченко.

Рассказ "Подлец" (1930?) написан, похоже, под впечатлением - возможно, уже давним и забытым - рассказа "Сазонов" (1912). И там и там обманутые мужья собираются мстить сопернику, но отступают перед его не лишённым обаяния цинизмом - хотя и проявляя свою слабость по-разному. У Аверченко название рассказа "Сазонов" (фамилия) окружает его принципиальная условность и применимость к множеству определённого рода людей; у Набокова название "Подлец" принципиально применимо к обоим главным героям.
(из "Сазонова" - и забытая в роковом месте палка заимствуется Набоковым - уже для романа "Отчаяние";
кроме того, финал "Сазонова", где "автор" - герой от первого лица - "отпускает с Богом" отчаявшегося героя, Набоков использует в рассказе "Облако, озеро, башня"
)
Рассказ "Адмиралтейская игла" (1933) носит следы рассказа Аверченко "Мужчины" (1910).
Сюжет и там и там - трагикомическое qui pro quo, где ни в чём не повинного литератора принимают за виновника (виновницу в рассказе Набокова) любовной драмы. Комическая развязка и там и там связана с названной наконец фамилией этого литератора.
http://www.vek-serebra.ru/averchenko/muzhchiny.htm
(случайно или нет, но главный герой "Адмиралтейской иглы" носит фамилию СОЛНЦЕВ - а она встречается... в следующем рассказе  Аверченко - из того же сборника "Одиннадцать слонов" - рассказе "Преступление актрисы Марыськиной")
  • eos_eos

Лолита

В сотый раз перечитываю "Лолиту",на первых же страницах рассыпана горсть всяких мелочей.
Нашелся второй лолитин белый носок: в одном из этой пары Гумберт увидел Ло утром ростом в пять футов ( без двух вершков), другой Шарлотта подобрала в столовой и бросила в какой-то шкаф.
Шарлотта оказалась любящей женой:"да кто же - кроме любящей жены - мог бы расшифровать мой микроскопический подчерк"? Шарлотта смогла прочесть черную книжечку.
Не знаю, есть связь между огрызком яблока в камине и Евой и Лилит, упомянутыми несколькими страницами ранее, или между тем, как молоденькая проститутка произносит bas, а Шарлотта waterproof.



-

В. Набоков "Приглашение на казнь" -- "Мадам Бовари" Г. Флобер

 Прическа единственной дамы на ужине в пригородном доме заместителя управляющего городом накануне казни, попечительницы учебного округа:

"..очень полной, в сером сюртуке мужского покроя, пожилой женщины с большими плоскими щеками
и гладкой, блестящей как сталь, прической"
и "...-- раздался низкий голос попечительницы, которая надвигалась генеральской спиной и ватрушкой седого шиньончика прямо на м-сье Пьера.."

Одна из возможных кандидаток -- прическа Эммы Бовари.
Из лекции  <<Госпожа Бовари>>(1856), где В. Набоков приводит свой перевод описания прически Эммы:

<<Ее черные волосы ..., так гладко зачесанных, что они казались цельным куском, тонкий пробор, слегка изгибавшейся согласно форме ее черепа (смотрит молодой врач).., а сзади волосы были собраны в пышный шиньон..>> Не знаю кто первый подметил приведя к описанию прически Эммы строчки А. Фета:

Только в мире и есть, что душистый
       Милой головки убор.
Только в мире и есть этот чистый
       Влево бегущий пробор.


Или гладкие прически из произведений Диккенса, Бальзака, Тургенева и др. да еще смазанные
маслом -- блестящие как сталь.

В. Набоков "Приглашение на казнь"

В качестве примера. Начало 6-ой главы:

1."Что это было -- сквозь все страшное, ночное, неповоротливое, -- что это было
такое? Последним отодвинулось оно, нехотя уступая грузным, огромным возам сна, и 
вот сейчас первым выбежало, -- такое приятное, приятное, -- растущее, яснеющее, 
обливающее горячим сердце: Марфинька нынче придет!"

Из начала романа Л.Н.Толстого "Анна Каренина": <<Да, да, как это было? -- думал 
он, вспоминая сон. --Да, как это было?...<<Да, хорошо было, очень хорошо.>>

Но у Набокова сон вывернут наизнанку. У Степана Аркадьевича во сне было много еще 
там приятного, но окончательно проснувшись, вспомнил все, что было до: ссора с 
женой после его измены. Цинциннату же снился мучительный сон, но первым после 
Полного пробуждения пришло хорошее, отличное: "Марфинька нынче придет!"

2."Тут на подносе, как в театре, Родион принес лиловую записку. Цинциннат, присев 
на постель, прочел следующее:"Миллион извинений! Непростительная оплошность! 
Сверившись со статьей  закона, обнаружилось, что свидание дается лишь по истечении
недели после суда.  Итак, отложим на завтра. Будьте здоровеньки, кланяйтесь, у 
нас все то же, хлопот полон рот, краска, присланная для будок, оказалась никуда 
не годной, о чем я уже писал, но безрезультатно".

Чистый, без примеси Н.В. Гоголь "Ревизор"

3."-- Ну что ж, -- сказал Цинциннат, -- пожалуйста, пожалуйста..Я все равно 
бессилен...<......>..-- Уйдите, -- воскликнул Цинциннат, привстав и весь трясясь."

Дальше диалоги в духе Достоевского.

4."Он посмотрелся в карманное зеркальце, взбил на щеках бороду и, наконец подойдя 
к койке, подал Цинциннату одеться. В туфли было предусмотрительно напихано немного
скомканной бумаги, а полы халата были аккуратно подогнуты и зашпилены. Цинциннат, 
покачиваясь, оделся и, слегка опираясь на руку Родиона, вышел в коридор. Там он сел
на табурет, заложив руки в рукава, как больной. Родион, оставив дверь палаты 
широко открытой, принялся за уборку. Стул был поставлен на стол; с койки сорвана 
была простыня; звякнула ведерная дужка; сквозняк перебрал бумаги на столе,и один 
лист спланировал на пол."

Н.П. Чехов "Плата №6"

и т.д. Ну, чем не Д.Джойс в пародировании стилей. Мастерство!