Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

  • eiuia

Околонабоковское

Набоковские темы, анаграммы набоковского имени и т.п. беллетристы используют довольно часто (напр, битовский Урбино Ваноски).
Есть ли (более-менее качественные) романы, в названиях которых используются-обыгрываются названия набоковских вещей или имя Набокова?
gutt_tlt, gutt

Трудности перевода: Кэрролл и Набоков

В этой записи Егор Воронин обратил внимание на странный перевод в паре мест набоковской "Ани в стране чудес", а именно перевод фразеологизма "take a time" как "брать время".
Пример № 1.
Оригинал.
"'Two lines!' cried the Mock Turtle. 'Seals, turtles, salmon, and so on; then, when you've cleared all the jelly-fish out of the way—'

'THAT generally takes some time,' interrupted the Gryphon."

Перевод.
" - В два ряда! - крикнула Чепупаха. - Моржи, черепахи и так
далее. Затем, очистив место от медуз ("Это берет некоторое
время", - вставил Гриф)..."



Пример № 2.
Оригинал.
"'Which would NOT be an advantage,' said Alice, who felt very glad to get an opportunity of showing off a little of her knowledge. 'Just think of what work it would make with the day and night! You see the earth takes twenty-four hours to turn round on its axis—'

'Talking of axes,' said the Duchess, 'chop off her head!'"


Перевод.
" - Что не было бы преимуществом, - заметила Аня,
воспользовавшись случаем, чтобы показать свое знанье. -
Подумайте только, как укоротился бы день. Земля, видите ли,
берет двадцать четыре часа...
- В таком случае, - рявкнула Герцогиня, - отрубить ей
голову!"


Егор склоняется к тому, что подобный перевод является просто языковой ошибкой, мне же очень трудно поверить в возможность такой ошибки у человека, для которого русский язык является родным. Да и первый же редактор или читатель обратил бы внимание автора на это. Есть ли у сообщников какие-нибудь мысли относительно того, чем мог быть вызван буквальный перевод "takes" в приведённых отрывках? Быть может, в двадцатых годах прошлого века такой вариант был языковой нормой (во что верится с трудом)?
water

(no subject)

"Тетрадок было множество, и Вайншток говорил, что когда-нибудь опубликует наиболее значительные разговоры. И очень был забавен некий дух Абум, неизвестного происхождения, глуповатый и безвкусный, который играл роль посредника, устраивая Ваинштоку свидания с разными знаменитыми покойниками. К самому Вайнштоку он относился с некоторым амикошонством:

Вайншток: Дух, ты кто?
Ответ: Иван Сергеевич.
Вайншток: Какой Иван Сергеевич?
Ответ: Тургенев.
Вайншток: Продолжаешь ли ты творить?
Ответ: Дурак.
Вайншток: За что ты меня ругаешь?
Ответ (столик буйствует): Надул. Я -- Абум.

Иногда от Абума, начавшего озорничать, нельзя было отделаться во весь сеанс. "Прямо какая-то обезьяна", -- жаловался Вайншток." "Соглядатай".


Во фразе "Надул. Я -- Абум" мне почему-то кажется анаграмма, а решить ее не могу. Может она и нe aнaграмма вовсе. А что вы думаете?
sailor
  • soamo

Из архива форума http://talk.mail.ru/forum/talk.ru.vladimir.nabokov

Анаграммы имени Набокова

Набоковское пристрастие к использованию анаграмм, особенно построенных на буквах его собственного имени, хорошо известно исследователям, работающим с набоковской прозой. Игру с буквами своего имени ( или имен) Набоков, видимо, начал с мистификации: его драма в стихах “Скитальцы” была опубликована в 1923 году как сделанный В.Сириным перевод сочинения английского поэта Вивиана Калмбруда (это имя содержит все буквы христианского имени автора — Владимир и несколько букв его фамилии — Н, А. Б, К). Позднее Набоков охотно давал персонажам своих романов имена, являющиеся очевидными анаграммами имени и фамилии автора: Вивиан Даркблум [Darkbloom] (английский вариант “Лолиты”), Вивиан Дамор-Блок (русская версия “Лолиты”), Адам фон Либриков (“Прозрачные вещи”), барон Клим Авидов (“Ада”) и проч.
sailor
  • soamo

Комментаторы

Читаю комментарии А. Долинина и Г. Утгофа к "Подвигу":
    С. 102. ..."Я получила письмо от Зиланова"... - Зилан, согласно Толковому словарю В. Даля, "белая змея, сказочный змеиный царек". Если Индрик, Руслан и Мартынка - это сказочные прототипы героя романа, то белая змея - сказочный прототип героини, Сони Зилановой (ср. ее характерные признаки - тусклые глаза и виляющую походку). Белые змеи в фольклоре стерегут живую воду; в них могут превращаться околдованные девы и "белые жены", причем в этом случае герой совершает подвиг их избавления. Мотив прекрасной царевны, превратившейся в змею, аналогичен мотиву "спящей красавицы", к которому отсылает имя "Соня".

При всем уважении к комментаторам, все-таки создается ощущение, что они ищут черную кошку в темной комнате. Набоков, конечно, большой хитрец, но не до такой же степени, чтобы вкладывать в фамилию второстепенного персонажа такую бездну смыслов.