Category: общество

гениальное предвидение

(не удержусь, и перепубликую эту любопытность здесь - надеюсь, никаких правил уважаемого сообщества я при этом не нарушу)

Originally posted by barouh at гениальное предвидение
Вношу лепту в литературоведение. Вчера случайно наткнулся на картинку. Подпись гласит: "Набокова засадили писать порнографические романы"



в чем фишка?Collapse )

вопрос

Добрый день!

Помогите, пожалуйста, найти у В. Набокова цитату, где он описывает смену языка (русского на английский), в связи с эмиграцией. Кажется, там он сравнивает это с "переездом из языка в язык". Буду благодарна и другим его цитатам, на тему многоязычия.

Заранее спасибо

"Не уступает Леонову или Федину"

Здравствуйте. Прошу прощения, если вопрос уже задавался.

Владислав Ходасевич писал в декабре 1932 г.:

«В. Сирин — молодой автор, в последние годы составивший себе отличное имя — поскольку это вообще мыслимо в эмиграции. Если Сирин не знаменит у нас, как некоторые советские писатели, то это лишь потому, что мы плохие патриоты (имею в виду патриотизм эмигрантский) и глубокие провинциалы. Советская Россия стала для нас тем, чем некогда была «заграница». Эмигрантский обыватель впадает в благоговейную оторопь перед советской литературой, как раньше впадал в оторопь перед товарами с заграничной пломбой. По объему дарования Сирин не уступает Леонову или Федину, и, разумеется, во много раз превосходит всевозможных Казаковых, Шолоховых, Бабелей».

Найти и посмотреть фильм "Бегство мистера Мак-Кинли" по сценарию Леонида Леонова не представляет сейчас никаких проблем, и что-то набоковское действительно, при желании, в нем усмотреть можно. Но действительно ли был так велик некий Федин? Что читать, куда смотреть, чтобы ощутить объем?

Картинки к пропаганде



Очередной экземпляр из моей коллекции «Лолит» (изд. «МОКА», Минск, 1991, 20 руб.) оказался немного иллюстрированным. Вот все эти 4 рисунка (бумага на самом деле белее, чем вышло на снимках, сорри) :)

Художник Г. А. ПантелеевCollapse )

Милая Шарлотта учинила мне допросец насчет моих отношений с Господом Богом

Набоков как учитель жизни \ Быков Дмитрий

Правила поведения в аду . Набоков как учитель жизни

Быков Дмитрий. 06 июля 2007 года
http://www.rulife.ru/old/mode/article/126/

Напечатано в журнале «Русская жизнь»
© 2007—2009
Почтовый адрес редакции:
Россия, 127006, Москва, ул. Малая Дмитровка, д. 3/10, стр. 1, 1-й подъезд, 4-й этаж

Эл. почта редакции:
office@rulife.ru

Телефоны редакции:
(495) 660-66-20 и 660-66-21
===============================================
Цитаты из статьи:
Кодекс поведения райского посланника в аду — вот Набоков.

Набоков — как раз идеальный писатель для невозвращенцев, мальчик с аристократическим воспитанием, сумевший сохранить аристократизм и в изгнании, в нищете, о которой умудрялся еще и каламбурить («Париж... па риш» — «Париж, денег нет»). Его манифест «Юбилей» (1927) — лучший публицистический текст русской эмиграции, показавший всем им, пошлякам, неутомимо и бесплодно доспоривавшим старые споры, что такое настоящее самоощущение изгнанника. Юбилей Октября — но не десять лет прозябания и выживания, а десять лет гордости и презрения. «Презираю россиянина-зубра», тоскующего исключительно по поместьям! Еще больше презираю зашоренного россиянина, не желающего видеть ничего вокруг себя: Набоков — пример аристократического, космополитического эмигранта, открытого миру, не замыкающегося в скорлупе своей тоски и своей диаспоры. Он и в Берлине, в ненавистной гемютной Германии, умудряется открыть нежность и прелесть, и пленяться тенями лип, и вписываться в европейский мейнстрим, сочиняя «Камеру обскуру» — роман с русской семейной моралью и европейским лоском слога.
Легкость, изящество, принципиальное — и очень аристократическое — нежелание обременять окружающих (и особенно аборигенов) своей трагедией.

Чернышевский и Цинциннат

Статья довольно симпатичная:

Путь Цинцинната тоже размечен «евангельскими вехами». Цинциннат так же худ, тощая спина, лёгкие кости. «Светлые жидкие усы» Цинцинната и «жидкая борода» Чернышевского. Лёгкость, беззащитная хрупкость облика... Цинцинната мы видим в халате, запачканном пеплом, и в ермолке; Чернышевский — в халате, «запачканном даже сзади стеарином», и в картузе.

Оба объявляют голодовку. Обоим устраивают побеги, но всё без толку. Оба не идут ни на какое сотрудничество с палачами (властями). «Покайся, Цинциннатик... Что тебе стоит... Ну, покайся, не будь остолопом». От такого же остолопа Чернышевского «никогда власти не дождались <...> тех смиренно-просительных писем, которые, например, унтер-офицер Достоевский обращал из Семипалатинска к сильным мира сего», констатирует с явным удовлетворением Набоков.

И ещё параллель — Ольга Сократовна и Марфинька. Вдова Чернышевского вспоминала: «Канашечка-то знал... Мы с Иваном Фёдоровичем в алькове, а он пишет себе у окна». «Канашечку очень жаль, — замечает Набоков, — и очень мучительны, верно, были ему молодые люди, окружавшие жену и находившиеся с ней в разных стадиях любовной близости, от аза до ижицы». Такой же несчастный муж и Цинциннат: «Между тем Марфинька в первый же год брака стала ему изменять; с кем попало и где попало. Обыкновенно, когда Цинциннат приходил домой, она, с какой-то сытой улыбочкой... говорила низким голубиным голоском: «А Марфинька нынче опять это делала». Он несколько секунд смотрел на неё, приложив, как женщина, ладонь к щеке, и потом, беззвучно воя, уходил <...> и запирался в уборной, где топал, шумел водой, кашлял, маскируя рыдания».


Мысль, я подозреваю, не нова, но изложено складно, и знакомые цитаты перечесть - всегда большое удовольствие.

Защитник углекопов

 "...или убогими фотографиями времен процветания рудокопного дела, собранными в Колорадском музее"(Лолита В.Набоков.)

"Едоки(колорадские жуки) картофеля".Картина голландского художника Винсента Ван Гога.

" Покинув Брюссель, Винсент направился в район Монса и, поселившись в Патюраже, в самом сердце шахтерского края, сразу принялся за работу, которую не захотели ему поручить....Кругом — бескрайняя равнина, где высятся одни лишь подъемные клети угольных шахт, равнина, усеянная терриконами, черными грудами пустой породы...«У этой шахты, — писал он брату, — дурная слава, потому что здесь погибло много людей — при спуске, при подъеме, от удушья или при взрыве рудничного газа, при затоплении штрека подземными водами, при обвале старых штолен и так далее. Это — страшное место, и с первого взгляда вся округа поражает своей жуткой мертвенностью. Большинство здешних рабочих — изнуренные лихорадкой бледные люди; вид у них изможденный, усталый, огрубелый, людей преждевременно состарившихся. Женщины обычно тоже мертвенно-бледные и увядшие. Вокруг шахты — жалкие лачуги углекопов и несколько засохших деревьев, совершенно почерневших от копоти, изгороди из колючего кустарника, груды отбросов и шлака, горы негодного угля и т. д. Марис создал бы из этого прекрасную картину», — заключает Винсент...Возвратившись в Боринаж, Винсент снова поселился в Кэме, в доме шахтера Декрюка, и начал без устали рисовать".Анри ПЕРРЮШО. ЖИЗНЬ ВАН ГОГА

В своём письме брату Тео художник писал об этой картине следующее: "В ней я старался подчеркнуть, что эти люди, поедающие свой картофель при свете лампы, теми же руками, которые они протягивают к блюду, копали землю; таким образом, полотно говорит о тяжелом труде и о том, что персонажи честно заработали свою еду."

14 июля 1937г. Набоков признался своей жене в супружеской измене.

«Всё-таки было нечто, оказавшееся превыше природной правдивости»(Даю эти слова С.Шифф в кавычках,специально, потому что от своего имени не стал бы их говорить ни в каком случае).
День признания стал после убийства его отца самым чёрным днём в жизни В.В.Набокова.
7 июля 1937 г. Набоковы отправились в Канн, где поселились в скромной гостинице в пяти минутах ходьбы от пляжа. Через неделю, после приезда Владимир сознался в том, что Вера давно уже подозревала. Он пребывал в самом разгаре бурного романа. Объектом его страсти, на этот раз, являлась Ирина Юрьевна Гуаданиани. Не в силах бороться с увлечением, он даже подумывал о том, что бы оставить Веру. Единственный момент в их браке, когда Набоков подумывал оставить жену.
Подозрения, о которых Вера писала уже своему мужу, подтверждались до мельчайших подробностей в анонимном письме на четырёх страницах, полученном ею в апреле 1937г.. Вера была убеждена, что письмо послано матерью Ирины, «хорошенькой блондинки, такой же взбалмошной как и он» , вероятно, для того что бы ускорить распад семьи. Набоков писал своей возлюбленной, что Вера не собирается соглашаться на развод.
По описаниям Владимира в семье творилось такое, что он боялся, как бы для него это не кончилось сумасшедшим домом(Август 1937г.).
Вера впоследствии яростно отрицала, что у них с мужем когда-либо случались скандалы.Collapse )

О детстве

Часто цитируют фразу Набокова «Балуйте своих детей, господа, – ведь вы не знаете, что их ждет в будущем». Откуда она?

А это из А.Кушнера:
Читая Набокова, думал о том,
Что слишком счастливое детство опасно:
За дом петербургский заплатишь потом
Изгнаньем и бедностью, - многообразно
Несчастье, - за летнее море и пляж,
За вид из окна на Большую Морскую,
За взятый с витрины гигант-карандаш -
Бездомную вытянешь долю чужую.