Category: искусство

О "блестящих стилистах": нелегальный переход границы

.
"Он вспомнил лицо пожилого актера с лицом, перещупанным многими ролями".

(Все сразу подумали о Янковском.)

Всем критикам этого автора сначала нужно увидеть - нет, почувствовать - еще точнее: прожить так, а уж потом найти этому соответствующее выражение в своем вокабуляре. А только потом называть это "блестящим стилем", если у них нет других слов для обозначения глубочайшего видения художника. "Блестящими стилистами" обычно называют тех, кого хотят унизить этой похвалой, не признавая за ними ничего большего, чем слова. Как некрасивую женщину хвалят за длинные ресницы.

Актер, следовательно, перещупал, перебрал (но глубоко не стал ими) - перемерял - множество ролей, отвергая их одну за одной почти с порога, не вдаваясь в подробности, но так и не нашел своей, которая бы и стала им. А ведь он провел за этим занятием всю жизнь. По существу, он лишь брал на свой золотой зуб, как роль, каждое жизненное мгновение, но не распробовал и не прожил ни одно из них. Поэтому лицо сохранило только прикосновение жизни, череду посмертных масок несыгранных ролей. Или, пусть, это роли перещупывали его, и тогда еще страшнее. Ни одна из них не нашла его достойным себя. И т. д.

Вот что можно прочитать за поворотом всего только одной фразы Владимира Набокова ("Защита Лужина"), которого вы по своей наивности называете блестящим стилистом. А подобных шедевров в его прозе - россыпи. Фраза-роман, фраза-тест, фраза-судьба. Можно ли назвать это самосуществление художника в каждом слове блестящим стилем?

Вот так-то, господа краснопролетарские писатели, Горькие, Шолоховы и Толстые и все примкнувшие к ним "реалисты", он и оставил вас позади, на толстопятой родине вашего посконного стиля, а сам, под восторженное стрекотание кузнечиков, перешел к белым.
sailor

Ex libris

Гравюра. 2009 г. Размер 90мм х 100мм. Основана на романе В.Набокова "Приглашение на казнь"
Автор - Серик Кульмешкенов.

***
Крупнее

ПРЕВРАЩЕНИЯ БАБОЧКИ. БОЛЬШАЯ МОРСКАЯ (начало!)

       
       Есть чудно-грустная отрада:
       уйти, не слушать, отстранять
       день настоящий, как глухую
       завесу, видеть пред собой
       не взмах пожаров в ночь лихую,
       а купол в дымке голубой,
       да цепь домов веселых, хмурых,
       оливковых, лимонных, бурых,
       и кирку, будто паровоз
       в начале улицы, над Мойкой.
       О, как стремительно, как бойко
       катился поезд, полный грез.
      
       В. Сирин. 1921        
       
       
       Большая набоковская Морская - «Волга впадает в Каспийское море». Нет более подходящего места для рождения такого писателя. Collapse )
Ласочка

У бабочки.. четыре ноги? :)

Первое отдельное издание главы второй:



..На бумажной обложке помещена гравюра небольшой стилизованной бабочки-нимфалиды с наполовину сложенными крылышками и чрезмерно большим брюшком, вид сбоку.. ВН «Комментарий к ЕО» (пер. Н. М. Жутовской, изд-во «Искусство-СПб»)

Collapse )
3

(no subject)

Когда открыл для себя Набокова, был восхищен. Когда прочитал все, что было доступно, оставил в "сейфе" Приглашение на казнь и Защиту Лужина. А Лолита... Первая часть ее разве что - и даже начало первой части..Такие вещи затягивать нельзя - лед слишком тонкий. Есть ведь ее русскоязычный предшественник, рассказ "Волшебник", где автор убил героя на самой грани...
Моя дань ВВ:
Здесь всё, что успел захватить, убегая. Несколько песчинок, обрывок нитки, камешек, отскочивший от оконного стекла... Остальное - на листе акварели. Темнота сберегла её: небо не выцвело и листва не пожухла, - оазис по-прежнему выпирает из-за ограды, как из вазы, дразня тёмной зеленью нищую пустошь. За гремучими воротами - тот же маленький рай, и гостю вновь предлагают всё, о чём он мечтал когда-то, палимый азиатским солнцем. Тёплый, зацветающий пруд, изысканный обед в маленькой, пустой столовой, сырые тропинки сумрачного парка с такой узнаваемой травой, такими высокими деревьями, - и целый день время наигрывает piano dolce музыку приближения вечера...

музыко

О "нравственности" в творчестве.

«Все эти тупые буржуа, без конца твердящие слова: «безнравственно, безнравственность, нравственное искусство» и другие глупости, напоминают мне Луизу Вильдье, шлюху ценой в 5 франков, которая однажды за компанию со мной отправилась в Лувр, где никогда прежде не была, и там принялась краснеть, прикрывать лицо руками и, поминутно дёргая меня за рукав,, вопрошала перед бессмертными статуями и полотнами: да разве можно выставлять на всеобщее обозрение такие неприличности?
Фиговые листки сьера Ньеверкерке.
»

- Это характерное отношение Бодлера к буржуазной морали при попытках проникновения этических норм в эстетику. 
Сходным образом, только, наверное, не столь горячо относился к морализаторству в искусстве Набоков. Интересно упоминал он когда-нибудь эти строки в своих интервью, чтобы провести чёткую границу между “похабствами” Генри Миллера и собственными строками, возмущавших добропорядочных американцев. Как вы относитесь к такой позиции В.В. Набокова? Это “поза”, как он говорил о своём прототипе устами Пнина в соответствующем романе или естественное желание свободы в творчестве?

Ласочка

Ещё «Дар» (особенно тем, кто хорошо знает Питер)

Было и несколько старых петербургских гравюр, - одна на зеркальный выворот, с перестановкой ростральной колонны по отношению к соседним зданиям. 
Collapse )
Вот и загадка — как можно зеркально вывернуть половину симметричной (из двух зеркальных половин состоящей) картины, чтобы это было сразу заметно? 
Хочется найти такую гравюру (или хотя бы снимок примерно с такого же ракурса). 
NB «Переставленной» ФГЧ видит только колонну, остальные здания (узнаваемые силуэты) вроде как на месте..
UPD Думаю, вряд ли существует в точности такая гравюра. :)
Collapse )
sailor

Рукавишниковы - родственники Владимира Набокова

Вдогонку к предыдущему посту.

В комментариях выяснили, что скульпторы Рукавишниковы - родственники Владимира Набокова по линии его матери Елены Ивановны Рукавишниковой

Подробнее тут:
http://www.pseudology.org/Nabokov/Rukavishnikovy.htm
(там сверху неточность: написано "по линии его жены")
sailor

(no subject)

У Набокова есть такое стихотворение:
Какое сделал я дурное дело,
и я ли развратитель и злодей.
я, заставляющий мечтать мир целый
о бедной девочке моей.

О, знаю я, меня боятся люди,
и жгут таких, как я, за волшебство,
и, как от яда в полом изумруде,
мрут от искусства моего.

Но как забавно, что в конце абзаца,
корректору и веку вопреки,
тень русской ветки будет колебаться
на мраморе моей руки.

27 декабря 1959, Сан-Ремо

Вроде бы, тут сокрыта загадка ("в конце абзаца"). Но какая?
Что там за тень русской ветки, в последнем абзаце "Лолиты"? Не пойму...