Category: еда

rossi

Рецепт вареных яиц от Владимира Набокова

Вскипятите воду в кастрюле (пузырьки означают, что она кипит!). Возьмите два яйца (по одному на человека) из холодильника. Подержите их под бегущей горячей водой, чтобы приготовить их к тому, что их ожидает. Положите оба в кастрюлю, одно за другим, и позвольте им беззвучно скользнуть в (кипящую) воду. Обратитесь к своим часам. Стойте над яйцами с ложкой, не допуская (они склонны к перекатыванию), чтобы они стукались о проклятую стенку кастрюли. Если яйцо все же треснет в воде (теперь пузырящейся безумно) и начнет испускать белую ерунду, словно медиум на старомодном сеансе, выловите его и выкиньте. Возьмите другое и будьте осторожней. По прошествии 200 секунд или, скажем, 240 (принимая во внимание задержки) начинайте вылавливать яйца. Поместите их тупым концом в рюмки для яиц. Чайной ложкой обстучите по кругу, а затем вскройте скорлупу. Заранее приготовьте немного соли и (белый) хлеб с маслом. Ешьте.
  • Current Music
    му звуки
3

(no subject)

Когда открыл для себя Набокова, был восхищен. Когда прочитал все, что было доступно, оставил в "сейфе" Приглашение на казнь и Защиту Лужина. А Лолита... Первая часть ее разве что - и даже начало первой части..Такие вещи затягивать нельзя - лед слишком тонкий. Есть ведь ее русскоязычный предшественник, рассказ "Волшебник", где автор убил героя на самой грани...
Моя дань ВВ:
Здесь всё, что успел захватить, убегая. Несколько песчинок, обрывок нитки, камешек, отскочивший от оконного стекла... Остальное - на листе акварели. Темнота сберегла её: небо не выцвело и листва не пожухла, - оазис по-прежнему выпирает из-за ограды, как из вазы, дразня тёмной зеленью нищую пустошь. За гремучими воротами - тот же маленький рай, и гостю вновь предлагают всё, о чём он мечтал когда-то, палимый азиатским солнцем. Тёплый, зацветающий пруд, изысканный обед в маленькой, пустой столовой, сырые тропинки сумрачного парка с такой узнаваемой травой, такими высокими деревьями, - и целый день время наигрывает piano dolce музыку приближения вечера...

they_fly

Another useless exercise in snottiness

Some years ago, Harper's Magazine published a boiled egg "recipe" by Lolita's own Vladimir Nabokov.

    Eggs à la Nabocoque

    by V.N, November 18, 1972 [A notation in ink was made at the top:] "Maxime de la Falaise McKendry for a cooking book"[And a later notation under it:] "Never acknowledged by Maxime"

    Boil water in a saucepan (bubbles mean it is boiling!). Take two eggs (for one person) out of the refrigerator. Hold them under the hot tap water to make them ready for what awaits them. Place each in a pan, one after the other, and let them slip soundlessly into the (boiling) water. Consult your wristwatch. Stand over them with a spoon preventing them (they are apt to roll) from knocking against the damned side of the pan. If, however, an egg cracks in the water (now bubbling like mad) and starts to disgorge a cloud of white stuff like a medium in an oldfashioned seance, fish it out and throw it away. Take another and be more careful. After 200 seconds have passed, or, say, 240 (taking interruptions into account), start scooping the eggs out. Place them, round end up, in two egg cups. With a small spoon tap-tap in a circle and then pry open the lid of the shell. Have some salt and buttered bread (white) ready. Eat.

    Вскипятите в кастрюле воду (пузыри означают, что она закипела!). Достаньте из холодильника два яйца (на человека). Подержите их под горячей водой из крана чтобы они приготовились к тому что их ожидает. Поместите каждое в кастрюлю, одно за другим, и дайте им беззвучно соскользнуть в (кипящую) воду. Заметьте время по часам. Караульте их с ложкой в руке дабы не дать им (они постараются откатиться) биться о чертов бок вашей кастрюли. Если, несмотря ни на что, яйцо лопнет в воде (уже изо всех сил кипящей), и начнет источать белое облако как медиум на старомодном сеансе, выловите его и выбросьте. Возьмите другое и будьте впредь аккуратнее. После 200 секунд, или 240 (учитывая время прерываний), начинайте вытаскивать яйца ложкой. Положите их, тупым концом вверх, в две подставки. Чайной ложечкой промните кружок и затем вскройте верх скорлупы. Приготовьте соль и хлеб с маслом (белый). Съешьте.

"200 seconds". "Stand over it with a spoon"! "Throw it away"!! Wwhat a useless pimple of a man. What a buffoon...

p.s. and do not tell me this is parody. This is precisely how he did it. If a parody, then the man is a parody of himself.



p.p.s. "what makes me boil", an explanation to my amazement demanded by someone in a comment.

(а) такое описание невозможно изобрести не увидев. В памяти моей смутно мелькают "ложки", которыми набоковский папа (или скорее слуга для папы) вылавливает англофильские яйца всмятку из кипятка. Готов съесть свою шляпу, что процедура в точности повторяет то, что ВВН делал сам, если исключить мелкие мелочи вставленные для красивости пересказа.
(б) процедура описывает действия человека, для которого школьная физика "за шеломянем еси", да простят мне такую цитату по такому поводу. Она изображает замысловатую жизнь особого существа, для которого каждое действие, нормальным человеком усвоенное в далеком детстве и выполняемое бездумно-правильно, превращается в сложнейшую задачу.
(в) наконец, кровь моя вскипает от вульгарности "throw it away. take another and be more careful". этого тоже придумать нельзя. Всю жизнь писавший как можно красивше и изячнее, ВВ наконец обнаруживает свое родство с купечеством (по матери его, по его матери), которому в привычку поджигать свечи купюрами и простите посрать на то, что кто-то работал, чтобы у людей была на столе еда.
Последнее приводит в ярость и перевешивает всю остальную набоковскую (возможно, допускаю, только внешнюю) выхухолёность - я видел и помню как после еды русские старухи-крестьянки собирают со стола хлебные крошки: "хлеб выбрасывать нельзя, грех", они помнят голод - хотя признаться в этом среди самонареченных космополитов ru_nabokov практически самоубийственно.

Начнем с физики. Collapse )

Рассказ "Звонок"

Подскажите, кого ждала мать героя? Для кого пирог с двадцатью пятью свечами и бесвкусный серебряный портсигар? Возможно, это был молодой любовник. И почему мать так холодно встретила сына, которого не видела 7 лет, почему его уходу она обрадовалась больше, чем появлению.
Я выпью твою кровь.

Кофе.

Читаю "Король, Дама, Валет" Набокова:
И с этих пор время пошло быстро. Час спустя ожила  и  чета Драйер,  лакей  принес  им  кофе  в  толстых  чашках, кофе было скверное.
Я как-то даже офигел. Опечатка ислючена, потому что было скверное, не знаю, что и думать. Потом нашел такую цитату:
На  террасе  Драйер, допив  свой кофе, читал газету.

Итого, я вижу три варианта:

  1. Набоков, как и всякий живой человек, забылся и не заметил неправильного рода, а редактора то ли постремались трогать строчки мастера, то ли сами не заметили.
  2. Набоков осознанно поглумился над языковыми снобами, которые думают, что знание одного-двух второстепенных и глупых правил, придает им невероятной культурности.
  3. Языковые нормы того времени допускали употребление обоих родов.


И еще, язык Набокова очень современен, совершенно не создается впечатления, что он писал почти сто лет назад. Поэтому, когда все-таки встречаются вышедшие из оборота обороты, немного теряешься:
-- Ты  прекрасно знаешь, что мы сегодня приглашены на чай. Тебе тоже не мешало бы привести себя в порядок.
-- У нас есть еще часок,--сказал  Драйер,--я,  в  сущности говоря, хотел было соснуть.
  • Current Music
    †IAMA†-Spine
Arthénice

Мальчик Лева

Как-то упустила из виду необходимость поделиться с заинтересованной общественностью:


В Машеньке приводится одно из писем героини:

Улыбаясь и покачивая головой, он развернул последнее письмо. Получил он его накануне отъезда на фронт. Был холодный, январский рассвет, и на пароходе его мутило от ячменного кофе.
"Лева, милый, радость моя, как ждала, как хотела я этого письма. Было больно и обидно писать и в то же время сдерживать самое себя в письмах. Неужели я жила эти три года без тебя, и было чем жить и для чего жить? Я люблю тебя. Если ты возвратишься, я замучаю тебя поцелуями. Помнишь:

Расскажите, что мальчика Леву
Я целую, как только могу,
Что австрийскую каску из Львова
Я в подарок ему берегу.
А отцу напишите отдельно...

Боже мой, где оно, - все это далекое, светлое, милое... Я чувствую, так же как и ты, что мы еще увидимся, - но когда, когда?


Так вот это стихотворение в оригинале:

В полевом лазарете

Ночь порвет наболевшие нити,
Вряд ли их дотянуть до утра.
Я прошу об одном, напишите,
Напишите три строчки сестра.

Вот Вам адрес жены моей бедной.
Напишите ей несколько слов,
Что я в руку контужен безвредно,
Поправляюсь и буду здоров.

Напишите, что мальчика Вову
Я целую, как только могу,
И австрийскую каску из Львова
Я в подарок ему берегу.

А отцу напишите отдельно,
Как прославлен наш доблестный полк,
И что в грудь я был ранен смертельно,
Исполняя мой воинский долг.


Сергей Копытин
21 сентября 1914г.

В комментариях мне такое не встречалось. Пишут, типа, автор неизвестен, источник неустановлен, за компенсацией обращайтесь к Басаеву. Значит, мало того, что мальчик-то не Лева, а Вова (то бишь не герой, а автор), так еще и отцу напишите отдельно аннигилирует весь смысл предыдущего сообщения. Она что, умерла? И вовсе не приехала к своему мужу? Впрочем, Алферов с женой, вполне живые оба, упоминаются в Защите Лужина.

За источник благодарность nataljusha.