Вопрос к знатокам английского

В "Истреблении тиранов" есть фраза "Я вял и толст, как шекспировский Гамлет." Сказано вроде без подвоха (хотя у ВН никогда не знаешь наверняка). Значит, у Шекспира Гамлет не тот стройный красавец, каким его привыкли изображать?
Соглашусь с Вами относительно многомерности текста. Ведь если присмотреться к набоковской фразе внимательнее, обнаруживается интересный момент: "Я вял и толст"; если намеки на "тучность" мы и можем найти непосредственно в шекспировском тексте, то "вялость" отсылает, как мне кажется, уже не к Шекспиру, а к тем самым спорам о пресловутой гамлетовской нерешительности, которые вела романтическая и постромантическая критика. И тогда у нас выстраивается любопытная триада: шекспировский Гамлет, Гамлет Набокова и Гамлет критиков, у которых трагический герой как раз и превратился в медлительного рохлю. В этом смысле у Набокова и не было необходимости знакомиться со статьей Анненского, поскольку гамлетовский вопрос уже долгое время "поставлялся в комплекте" с самой трагедией и был известен в подробностях практически каждому образованному читателю. А учитывая, что Набоков редко упускал возможность подпустить шпильку в адрес гигантов литературоведческой мысли, то, думаю, его слова о Гамлете разумно будет воспринимать, прежде всего, как изящную провокацию, направленную на то, чтобы двумя-тремя словами вновь поднять все эти дискуссии о гамлетовском вопросе, а потом так же легко оставить их и обратиться к материям более занимательным.
триада (в виде разделения/ипостасирования Гамлетов) была ещё у Л.Шестова в "книжке о критике Брандесе" :-) ...

Собранные вместе Ваши ответы в этом посте тянут на интересную статью с блестящей концовкой.