Вопрос к знатокам английского

В "Истреблении тиранов" есть фраза "Я вял и толст, как шекспировский Гамлет." Сказано вроде без подвоха (хотя у ВН никогда не знаешь наверняка). Значит, у Шекспира Гамлет не тот стройный красавец, каким его привыкли изображать?
Ни Оксфордский словарь (OED), ни словарь Вебстера не дают значения "вспотевший" для слова fat. Мне кажется, что Гертруда говорит о полноте Гамлета как о причине того, что он вспотел и запыхался.
В любом случае, из этой сцены - прямо или косвенно - можно понять, что Гамлет тучен, и игнорировать это может только такой читатель, который не представляет персонажей в своём воображении. Для такого визуального автора - и читателя, - как Набоков, внешний вид Гамлета не может не играть роли.
Да и мне, если уж на то пошло, кажется, что внешность персонажа неотъемлема от его характера.
Вы совершенно правы относительно словарного значения "fat": дискуссия по поводу полноты Гамлета и продолжается уже несколько веков именно потому, что словари не помогают разрешить проблему окончательно. Однако и у самого Шекспира, и у его современников иногда встречаются случаи уникального словоупотребления, построенного исключительно на остроумном сведении слабо связанных между собой образов (этакие мини-концепты). Скажем, в "Зимней сказке" мы находим словосочетание "welkin eye", - единственный в английском языке пример того, как слово "welkin" употребляется в значении "голубой". Именно этой точки зрения придерживаются шекспироведы вроде Крэга или Довера Уилсона, которые склонны видеть Гамлета "разгоряченным", но не "тучным", и мне это кажется вполне обоснованным.
Я объясню, почему я так прицепился к этому "fat": дело в том, что в елизаветинской драматургии внешние черты персонажей всегда указывают, в первую очередь, на их духовные качества, и драматургу (в отличие от романиста) эти черты необходимы не для того, что описать персонажа, а для того, чтобы охарактеризовать его. К примеру, внешнее уродство всегда подразумевает некий духовный изъян (как у шекспировского Калибана или миддлтоновского Дефлореса), - полнота же почти всегда маркирует персонажа как комическую фигуру (единственное исключение, которое приходит на ум, это Генрих XVIII у Шекспира и Флетчера). Конечно, я не исключаю, что "смелый экспериментатор" Шекспир мог сознательно поставить Гамлета на одну степень с Фальстафом и Тоби Белчем, но, откровенно говоря, мне это представляется маловероятным.
А вот Ваше замечание о визуальности набоковской прозы мне кажется особенно любопытным: если Набоков действительно придавал большое значение внешности героя в пьесе, в которой внешние черты сами по себе незначительны, а лишь указывают на те или иные качества персонажа, то получается, что в "Истреблении тиранов" писатель сознательно перенес Гамлета из плана драматического в план эпический, сделав его, по сути, героем ненаписанного романа (рассказа, повести etc.) Поступок сильный, но несколько двусмысленный: Набоков реализует поэтический потенциал образа, при этом полностью игнорируя его драматическую составляющую. Для Набокова такое решение кажется, в целом, достаточно органичным, - если не ошибаюсь, в одном из своих интервью он говорил, что ценит Шекспира, прежде всего, как поэта, а не как драматурга. Однако в этом случае Гамлет Шекспира и "шекспировский Гамлет" Набокова - это два совершенно разных, мало друг с другом связанных образа. При таком раскладе набоковский Гамлет и вправду "имеет право" быть тучным, поскольку, в отличие от Гамлета шекспировского, ему не нужно участвовать в драматическом действии, характер развития которого требует не "тучного", но "разгоряченного" героя.
Но, может быть, дело еще и в том, что Ричард Бербедж был... не очень худым человеком?

А насчет Набокова - ср. у И. Анненского в статье "Гамлет" (1907)- " Хитрый Амблетто легенды, наперсник дальновидной судьбы, обратился в меланхоличного субъекта, толстого, бледного и потливого, который до тридцати лет упражнялся в философии по виттенбергским пивным, а потом попробовал в Эльсиноре выпустить феодальные когти". Возможно, Набоков вспоминал эту статью... впрочем, это только предположение :-)
Пришьём пиджак к пуговице.
осталась мелочь: всего-то - документально подтвердить знакомство ВВ с этой статьёй Анненского... ;-Ъ

...вообще-то почему-то принято предположения/ассоциации/вычитанное базировать на доказанных фактах, а не наоборот...
Да, Бербедж был достаточно корпулентным, но к Гамлету как трагическому герою это не имеет отношения. Если бы Шекспир действительно сделал акцент на "тучности" Гамлета, то, в соответствии с уже описанными елизаветинскими представлениями о соотношении внешности и личностных качеств, перевел бы его в разряд комедийных персонажей. А в этом случае трагедия едва ли состоялась бы.
Но у Набокова, думаю, речь идет немного о другом.
все теплее и теплее :) Спасибо.
Тогда получается, что у ВН "вял и толст" включает не только внешний облик, но и все "Гамлетовские" колебания, раздумья, а также нескончаемые споры (о переводе, но и с самим собой), отсутствие готового решения, необходимость принимать его только самому...
Это третье, четвертое и т.д. измерение - выход из плоскости.
Мне кажется, что плоский текст (где сказано только то, что сказано) не может называться литературой...