Ал-др Шмеман, из дневников, via skotik

"Тоже вчера - две главы из "Дара" Набокова, который перечитывал много раз. Смесь восхищения и возмущения: какое тонкое разлито во всей этой книге хамство. Хамство в буквальном, библейском смысле этого слова: самодовольное, самовлюбленное издевательство над голым отцом. И бесконечная печаль набоковского творчества в том, что он хам не по природе, а по выбору, гордыне. А гордыня с подлинным величием несовместима. Он не "хамит" с природой, и тут его творчество подчас прекрасно, велико ("И хочется благодарить! А благодарить некого…"). "Хамит" он исключительно с людьми, которых он видит по-"хамски": подобное познается подобным. Гоголь видел "пошлость". Но он не "хамил". Потому у него трагедия. Никакого трагизма, ни малейшего, в творчестве Набокова нет. Откуда же ему взяться в этом хамскоми пошлом мире? Набоков тоже в конце концов - "спекуляция на понижение". Беспримерное торжество, удача этого "хамства" - чего стоят отчим и мать Зины в "Даре" или Ширин. И полный крах, когда он, как говорят, "выводит положительные типы", то есть тех, кого он любит и с кем не "хамит". Отец, мать (и в "Даре", и в "Других берегах"), Зина, жена, сын. Уж такие они не как все, с такой тонкостью, с такой несводимостью ни к чему обычному, общему. Тут хамству противостоит мелкий "снобизм". Но горе в том, что это не природа Набокова, что и хамство, и снобизм он выбрал. И там, где их нет ("Василий Иванович" и др.), там видно, с какой возможной, данной и заданной ему, полноты он "пал". И, упав, смеется и страшно доволен сам собой. Демоническое в искусстве: ложь, которая так подана, что выглядит, как правда, убеждает, как правда".
Re: ...что мне делать с базарною бабой?...
Я честно думаю, что "горбатого могила исправит", поэтому реагировать без конца тоже смысла
нет. Вы с ним как с человеком, а он вам в лицо раз - и плюнул. И два и три. И не только вам.
После первого плевка уже ясно, что за фрукт. Зачем же и далее претерпевать, собеседовать?
Вот тут неответ и есть самый уместный ответ - остальное уводит в ругань или насмешку (чем и
грешу покамест).

Помните, как проф. Преображенский многотерпеливо вежливо отечески беседует с Шариковым,
каковой только и может, что нахамить? Ну и чем это кончается, а? Шариков становится
скромнее, добрее, умнее? Никак нет. Шариков идет в чекисты, и возвращается с наганом, да. А
Хуёчкин стал преподавателем. Ну и что с того? Шариков потом все равно обратно в собаку
преобразился.

Еще хорошая есть книжка на тему: The Clockwork Orange :)

(PS: коммент этот был послан по почте в ЖЖ, но почему-то не отобразился - может потом вылезет в дубле)