Ужель (ta_samaja) wrote in ru_nabokov,
Ужель
ta_samaja
ru_nabokov

Categories:

Святая ненаблюдательность

Поищем ляпы в отрывке из романа «Седина», автор которого слеп как Мильтон, глух как Бетховен, и глуп как бетон, он же — глухой слепец с заткнутыми ноздрями? :) 

По Бродваю, в лихорадочном шорохе долларов, гетеры и дельцы в гетрах, дерясь, падая, задыхаясь, бежали за золотым тельцом, который, шуршащими боками протискиваясь между небоскребами, обращал к электрическому небу изможденный лик свой и выл.
Воет волк, телёнок мычит. Плюс одновременно выть и протискиваться (причём на бегу) — затруднительно. И ещё, пожалуй, сомнителен лихорадочный шорох.

В Париже, в низкопробном притоне, старик Лашез, бывший пионер авиации, а ныне дряхлый бродяга, топтал сапогами старуху-проститутку Буль-де-Сюиф.
Бывший пионер (=первопроходец) — невозможное сочетание (тогда как старуха, несомненно, бывшая проститутка).

Из московского подвала вышел палач и, присев у конуры, стал тюлюкать мохнатого щенка: Махонький, приговаривал он, махонький...
Тюлюкать — насвистывать, напевать; петь пташкой (Даль); что там могло быть вместо — тетёшкать?

В Лондоне лорды и лэди танцевали джими и распивали коктайль, изредка посматривая на эстраду, где на исходе восемнадцатого ринга огромный негр кнок-оутом уложил на ковер своего белокурого противника.
Насчёт ринга и нокаута не знаю (назывались ли рингами раунды? назывался ли нокаутом сам удар, а не исход поединка?), но бой длится от 3 до 12 раундов, и ковёр — атрибут борьбы, а не бокса. С лордами и лэди тоже какой-то перекос, вероятно. (Да возможно ли совмещение дансинга с боксёрским матчем в принципе — тем более в столице Англии, родины бокса?)

В арктических снегах, на пустом ящике из-под мыла, сидел путешественник Эриксен и мрачно думал: Полюс или не полюс?..
Особенно смешное. Арктика — не материк, в отличие от Антарктиды, и попытки достичь полюса делались на собачьей упряжке, среди груза которой вряд ли мог оказаться ящик мыла (везли в основном еду), да и нужен ли для краткой вылазки такой объём (или вообще мыло) при среднегодовой температуре -49?.. (И что это он там высиживал — на ящике, в снегах?)

Иван Червяков бережно обстригал бахрому единственных брюк...
Вот тут не очень-то с уловом, нид хелп. Разве что тёзка чеховского прекрасного экзекутора очевидно занимался стрижкой без штанов... АПД: возможно, тут вышел гибрид Чехова с Достоевским (Раскольников: ...на том месте, где панталоны внизу осеклись и висели бахромой, на бахроме этой оставались густые следы запекшейся крови. Он схватил складной большой ножик и обрезал бахрому).
Дар», глава пятая)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments