March 9th, 2020

osen'

"Пнин"

чем-то напоминает "Евгения Онегина". В каждом произведении есть милая тройка: автор, рассказчик и главный герой. Партия учит не путать автора и лирического героя, а рассказчик-Пушкин всегда был готов отметить разность между ним и Онегиным. Рассказчик-Набоков был хорошо знаком с Пнином, да и рассказчик-Пушкин приятельствовал с Онегиным, они даже встречались в Одессе, когда Онегин странствовал после дуэли до возвращения в Петербург.

У Пнина есть общие черты с рассказчиком, скажем, некое пристальное внимание к слову (или понимание, какие стихи плохи), но и разница тоже бросается в глаза. Например, Пнин плохо говорит по-английски, а рассказчик - известный англо-русский писатель. Но считать расказчика-Набокова реальным Набоковым никак не получается, у реального Набокова не могло быть отношений с придуманными им персонажами, скажем, у него не было интрижек с Лизой, бывшей женой Пнина. В этом смысле Набоков пошёл дальше Пушкина, его рассказчик играет существенную роль в сюжете.

В опере Моцарта "Дон Жуан" на последнем ужине у Дона Жуана музыканты играют мелодию арии "мальчик резвый, кудрявый, влюблённый" из оперы Моцарта же "Свадьба Фигаро". У Ионеско в "Носороге" Жан говорит Беранже такое "Вместо того чтобы тратить все имеющиеся деньги на спиртные напитки, не лучше ли покупать билеты в театр, ходить на интересные спектакли? Бывали ли вы когда-нибудь в этом новом авангардном театре, о котором сейчас столько говорят? Видели пьесы Ионеско?" Меня всегда забавлял этот момент, и в "Пнине" он присутствует: на страницах произведения упоминается его автор. Первое упоминание особенно смешно, поскольку оно исходит не от Пнина, а от рассказчика.

"...Пнин впервые ехал в Сосны, но я-то уже бывал там раньше. Усадьба кишмя кишела русскими emigre - либералами и интеллектуалами, покинувшими Россию около 1920 года. Их можно было увидеть здесь на каждом пятачке крапчатой тени, сидящих на грубых деревенских скамьях и обсуждающих эмигрантских писателей - Бунина, Алданова, Сирина; лежащих в гамаках с лицом накрытым русскоязычной газетой - традиционная защита от мух; попивающих на веранде чай с вареньем; гуляющих по лесу и спрашивающих о том, съедобны ли здешние поганки...".

То есть, рассказчик-Набоков упомянул писателя Сирина. А второй раз он упоминается в той же главе в диалоге персонажей:

"...Две дюжины крошечных бабочек, все одного вида, уселись на полоске мокрого песка, сложив свои прямые крылышки и обнажив бледный их испод с черными крапинками и маленькими павлиньими пятнышками, а также с оранжевым ободком по краям заднего крыла; часть из них была обеспокоена упавшей с ноги Пнина галошей, и, обнажив небесную синеву с наружной стороны крылышек, они некоторое время, точно синие хлопья снежинок, порхали над пляжем, пока не опустились снова.
- Жаль, нет Владимира Владимировича, - сказал Шато. - Он бы все нам рассказал об этих волшебных существах.
- У меня всегда было впечатление, что его увлечение энтомологией просто поза.
- О нет, - сказал Шато. - Вы так его потеряете когда-нибудь, - добавил он, указывая на православный крест с золотой цепочкой, который Пнин, сняв с шеи, повесил на сучок. Его сиянье смущало кружившую над ним стрекозу
...".

Впрочем, тут под Владимиром Владимировичем имеется в виду рассказчик-Набоков, с которым все персонажи были знакомы, а не Набоков-автор!

Collapse )