May 19th, 2013

Arthénice
  • _niece

Сперанца, я вернусь тогда

В известной ресторанной сцене в Аде цитируется пародийный "перевод" начала Сентиментального марша Окуджавы:

And that obscurely corrupted soldier rot of singular genius

Nadezhda, I shall then be back
When the true batch outboys the riot...


Это 1969 год, а еще в 1966, как выясняется, Набоков перевел Сентиментальный марш вполне всерьез и, что необычно для него, рифмой. Текст via petro_gulak:

Collapse )

Видно, что Набоков пользовался вариантом "на той далекой", а не на "той единственной", который тоже распространен. Интересно также, что "Сентиментальная баллада" - это не совсем Сентиментальный марш.

Полностью опубликовано в книге Verses and Versions: Three Centuries of Russian Poetry Selected and Translated by Vladimir Nabokov, 2008/ Там же при некоторой ловкости и наличии регистрации можно прочитать предварительные замечания переводчика к тексту - в основном объясняющие трудности рифмованного перевода и удивительный факт обращения к советскому автору. Советского автора переводчик хвалит за поэтическую технику и богатство женских ассонансных рифм.

‘Why,’ asked Lucette, kissing Ada’s cheek as they both rose (making swimming gestures behind their backs in search of the furs locked up in the vault or somewhere), ‘why did the first song, Uzh gasli v komnatah ogni, and the "redolent roses," upset you more than your favorite Fet and the other, about the bugler’s sharp elbow?’

‘Van, too, was upset,’ replied Ada cryptically and grazed with freshly rouged lips tipsy Lucette’s fanciest freckle.