February 16th, 2013

Первая номинация на Ермиловскую премию, или Голос без"Дарной" России

Без комментариев
http://www.lgz.ru/article/20834/:

ЛИТЕРАТУРА В ЯЩИКЕ

Сказать много и не сказать ничего – странная
особенность фильмов, создаваемых о Набокове. Уже сложилась традиция рассказа о классике – ощупывание пыльных реликвий из музейного сундука, прогулка шелестящей
аллеей и хроника, где яростная подлая сила готовится к грабежу и насилию… Вот и
фильм «Владимир Набоков. Русские корни» («Культура») идеально вписался в формат.
Авторы всех этих фильмов словно договорились. Они не желают произнести то, что
уже очевидно. Сделаем это за них.

<...>
Набоков мечтал увидеть Россию, где издан «Дар». Он не дожил до этого счастья, но нам вполне повезло. Мы увидели страну, где погасли звёзды и просветлённая, обладающая безупречным вкусом элита обнажила клыки. В этой стране восславили всех, кто тащил в культуру Танатос и от кого культура защищалась с помощью советских властей, действующих то мудро, то тупо.
Эта страна отвела своё культурное поле под мусорный полигон. Она увлеклась магазинами, отринула смыслы и исполнилась высокомерной, презрительной, неслыханной пустоты. В пропаганду этой пустоты включилась вся продвинутая тусовка. Целая орава творцов с антисоветской ржачкой, с полными ртами танатальных стихов, с эпатажем и гимнами эстетизму впряглась в процесс и потащила страну, созданную огнём истории, в холод и лёд, в энтропию и гибель.
Они уже почти победили, почти сковали всё льдом, когда что-то произошло. Негромкая, беспафосная мелодия вдруг воскресила память о тех, кто воевал и любил, и живые слова сквозь толщу цинизма и карнавального гама пробились к сердцам из потрёпанных книг. И зашатались хрустальные троны, и повеяло кострами весны.


Валерий РОКОТОВ


Статья
опубликована :


№5 (6402) (2013-02-06)

Конечно, подражание прохановскому большому стилю присутствует, но Проханову хватает ума и чувства дистанции, чтобы на Набокова не наезжать. Он вполне совместим с его построениями.
Рокотов - иное дело. Он не может существовать в одном пространстве с Набоковым - культурным, ментальным, историческом прострастве, националньном, - как хотите назовите. От самого упоминания Набокова у него начинаются судороги, как у Рюхина, проезжавшего мимо Пампуша на Твербуле. Он и ему подобные не успокоятся, пока не избавятся от "Дара" и прочих ненавистных им книг, спалив их в кострах национального очищения. Это устремление разночинской, бездарной России, которая никогда не простит другой России того, что та создает нечто такое, что они ни понять, ни оценить не могут. А уж создать и подавно.
И это настоящая, реальная, активная опора режима. Тоже вполне себе креативный класс, тоже интеллигенция. Но во всех политологических построениях они не принимаются в расчет.