February 4th, 2013

Со страхом мне не страшно /Мандельштам/

Цинциннат борется со страхом. Все средства последовательно оказываются ложными: вера в спасение, попытка забыться, просьба о жалости, ставка на воображение ("... кто этот спаситель? Воображение"). Не помогает желание найти и прицепиться в окружающем мире за что-то подлинное: город, слеза матери, любовь к Марфиньке, даже библиотекарь. Как ни "питал их собой", ни "заражал истиной", как ни пил "бурду надежды"-всё ложь. Спасает одно: понимание, знание, мысль-они вырывают "обленившуюся, привыкшую к своим тесным пеленам", душу Ц-та из чувственно-эмоционального плена. Понимание даётся тяжело: каждая осечка сразу издевательски иллюстрируется "событиями" ( все тюремные желания Ц-та причудливо сбываются). Ц-т выскажется до конца (книгу допишет, которую "кто-нибудь когда-нибудь прочтёт и станет весь как первое утро в незнакомой стране", книгу, которая очищает, омывает, освежает мир). Но понять мало, страх не отпускает-нужна воля ("всесильная человеческая воля"),которая даст волю. Победа Ц-та начнётся когда заговорит "сам". Первое "сам" будет во время второго побега из крепости-он не удастся, так как доверится Эммочке ("повлекла за собой"). Разобравшись с самым сложным для себя-Тамариными Садами и женой-от "сам" Ц-т уже не отступит. "Сам" противопоставляется "там" (образу мечты). Ц-т поймёт не только ложь Тамариных Садов, но и ложь области "там". Там.Сады-это Вишнёвый сад (предсмертная мечта Чехова), из Вышнеграда, где "плодовые сады", будет Пьер. А Пьер-это чёрт (на фотографии без глаз, от него пахнет)-материализация страха Ц-та (страх побеждён и Пьер становится "личинкой"). Уважаемым gippodemos замечено, что в американском издании гносеологическая гнусность заменена гностической. Ц-т теряет свой дар особого знания ("замаяла жизнь"), но в критический момент по крупицам его восстанавливает (Лужин дар не потеряет, а растратит на безжизненные шахматы)-это "гносеология". Гностика-в отрицании мира, тотальном неприятии, в антихристианстве. Набоков дал свою версию Казни. Хотя у Цинцинната даже ногти ног "кроткие"-он не Христос (или ещё по-возрасту не Христос). Страх Ц-та-это страх не смерти (она подлинна), а страх казни (мнима). Но мнимое даст возможность подумать о подлинном и поэтому будет спасение-через мысль-не через веру.