January 6th, 2013

О смерти в "Даре" (монолог Чернышевского А.Я.)

В монологе три части: мысли в предчувствии смерти ("я,может быть умираю"), при её осознании ("конечно" умираю), самые последние слова. Начинается и заканчивается одинаково: после смерти ничего нет. Трижды соскальзывание на Яшу: сначала осознание что призраков нет, поэтому с Яшей общаться не мог; затем недоумение что умирая к нему не приближается и этим опять возврат к призракам ("она ведь всё равно не увидит" его "в этих комнатах") и в конце: "о чём он писал" (в смысле-чем жил). Мой тезис: монолог-это показ трагедии непостижения смысла смерти, нет ни тонкой иронии над бредом умирающего ни передачи глубинной лирики смерти. Важна последовательность высказываемых мыслей:1.смерть не надо превозносить, ее не надо бояться, 2.в ней нет смысла, она просто факт, 3."загробное" есть, "окружает нас всегда", 4.как понять смерть "проще" и "сразу", 5."всю жизнь думал о смерти", 6.умирать "страшно больно", 7.вся жизнь это "подготовка к экзамену" умирать, 8.умирать "ужасно", "невероятно" что все умирают, 9."плохо себя чувствую, чтобы умирать", 10.после смерти ничего нет. Всё это-попытка понять, логика есть но она рвется (что-то аналогичное было в "Приглашении"-передача попытки понимания, но там герой желаемое в итоге осознал). Ключевые моменты: если фр.мыслитель так хорошо всё описал-зачем что-то ещё пытаться понять и главное что именно; зачем всю жизнь думать о смерти и готовиться к её экзамену (причем тоже всю жизнь); фактически жить смертью и почему-то так её испугаться. Спасибо уважаемому gippodemos-один из его последних постов(где монолог сопоставлен с розановскими "Опавшими листьями") подвиг на эти нелюбимые всем "обобщения".
  • eiuia

Трамвай "Лолита"

Говорить о реальном прототипе Лолиты, т.е. о том, что
1) есть упоминание самого VN о реальной нимфетке, угодившей к учёному вивисектору с двойной фамилией, и
2) ясно, что эта нимфетка – именно предшественница Лолиты,
можно будет тогда, когда в набоковских материалах 37г. к экзотическим путешествиям Годунова-Чердынцева найдётся трамвайный билет до Восточного архива в Берлине, где хранятся манускрипты Миклухо-Маклая, отечественного Хум-Хум, обзаведшегося гаремом из двенадцатилетних загорелых пятниц.
Вздор; я не растлитель.. Хотя, может быть, на круглом острове, с маленькой Пятницей (не просто безопасность, а права одичания, или это - порочный круг с пальмой в центре?).
"Волшебник", 1939.

UPD. Ув. gippodemos напомнил, что поначалу главную героиню романа Набоков собирался назвать Хуанитой Дарк (смуглой, тёмной)

"Лолита": ищем "обобщения"

Гибель Шарлотты вызывает у ГГ приступ рассуждений о судьбе: дала мне подарок, но не слепо-мой "вклад" тоже есть, мои поступки даже может быть были "интуитивно гениальны", но всё равно как сложно действует судьба. Как и любой другой слабый герой у Набокова, ГГ не может мысль выразить чётко и до конца (о чём-то догадывается но смутно, мечется, переповторяется). Теперь вопрос: отступление о судьбе смыслообразующее в романе или сказано вскольз. Первый вариант. Сюжет "Лолиты" очень логичен, выверено рационален. Гибель Ш. отдаёт пошловатостью, сильной натяжкой, как будто автор по другому не мог подвести героя к обладанию Лолитой. Если гибель сюжетно мотивирована-тогда мысли о судьбе, изящные детали в описании гибели до и после-это не более чем оправдание, слабость сюжетного хода как бы скрашивается. Второй вариант. Тема судьбы основная у Набокова. ГГ специально делается подарок судьбы. Мечта ГГ материализуется, но так как это не мечта в подлинном смысле, а всего лишь грязный помысел-подарок оборачивается, естественно что не сразу, ударом. Набоков хотел показать как неправильное устремление развивается а затем саморазрушается. Приём(метод) Достоевского из "Преступления"-основной у Набокова. Обратим внимание: ГГ очень сильный "плановщик", в мелочах он постоянно продумывает свои действия и ему всегда удаётся реализовать намеченное, но на своё главное у него плана нет, здесь ему сначала как бы помогает судьба, а потом как бы мстит, но для Набокова мистики здесь нет, для него это закономерность. Важные детали: в рассматриваемом абзаце о "судьбе" говорится трижды, её "плечо" (т.е. помощь) названо "бутафорским".