December 18th, 2003

sailor
  • soamo

Сергей Ильин - переводчик Набокова

Сергей Ильин
Моя жизнь с Набоковым

"Пнин" произвел на меня впечатление сокрушительное. Это был новый Набоков — теплый, нежный, влюбленный в своего героя. С большинством прочих он, как мне тогда представлялось, обходился довольно безжалостно. ("Подвига" я в то время "не любил", то есть ничего в нем не понял. Сейчас-то это мой любимый роман. Есть у меня личное определение: "формообразующая книга". То есть такая, дочитав которую смутно ощущаешь, что ты уж не тот. "Уже не девушкой ушла из этого угла", как пела переведенная Пастернаком Офелия. "Подвиг" — из них, хотя действие его сказалось на мне в "дальнем поле", если прибегнуть к терминологии прежней моей профессии.)

Да, так вот, "Пнин". Русского Набокова мы с Ленкой проходили вместе, по-английски же она не читала, и я, естественно, попытался как-то передать ей новые мои впечатления. Затея была, разумеется, глупая. Попробуйте-ка пересказать своими словами хоть "Домик в Коломне". "Ну хорошо, — сказал я после третьей попытки, — давай я его переведу, и ты сама увидишь".

Вся статья
sailor
  • soamo

Забавный текст

Чарльз Кинбот
Серебристый свет
Подлинная жизнь Владимира Набокова

Упершись одною ногой в грудь ВН, а другой в чресла его, я поддевал бронзовые запоры, расположенные вдоль левого края гроба, поднимая и опуская плоский вагин конец (точно крестьянин, устанавливающий столб нового забора). Замысловатая крышка, созданная для противостояния постепенному проседанию влажной земли и прилежным подточкам ретивых грызунов, но не орудиям склонного к вампиризму вандала, в коего обратился не в меру усердный биограф, подалась после нескольких нажимов. Стойком вытянув лом из ямы, я совсем спустился в могилу, оседлав гроб так, что ноги мои втиснулись в прощелины между его плоскостями и земляными стенами.

Я потянул крышку, потянул еще, гроб раскрылся. В ушах моих прогремел согласный рев множества голосов, словно бы ангельских.

Но никакого Владимира Владимировича там не было .

  • Читать начальные главы романа
    (окончания, к сожалению, не нашел)