Драгомания

... и я бы совсем решительно отверг непоправимую природу отклонения («Месяц, полигон, виола заблудившегося пола...» — как кто-то в кончеевской поэме  п е р е в е л  «и степь, и ночь, и при луне...»), если бы только Рудольф был в малейшей мере учителем, мучеником и вождем...  («Дар», глава первая)

Переводчик у Кончеева (в «Начале Поэмы»?) перепёр цитату из «Не пой, красавица, при мне» (1828). Непонятно: что за виола-пола? У Пушкина:
И степь, и ночь, и при луне
Черты далекой, бедной девы!..
Степь —> полигон, луна —> месяц (тут сходится), но откуда в «переводе» альт — хорошо, допустим, песня, музыка,— но голубой-то мотив откуда? Непоправимое отклонение  у переводчика — само собой, но ведь в оригинале даже намёка нет. :)

АПД 1 Если пуститься по «шекспировскому следу» из «Бледного огня», где в обратном переводе «Тимона Афинского» светила сменили пол, то можно представить, что этот «кто-то» так же обошёлся и с пушкинской девой, превратив её в мальчика (а что, мог ведь ВН поиздеваться над горе-переводчиком, экстраполируя его приём). Виола в «Двенадцатой ночи» переодевается и выдаёт себя за брата-близнеца Себастьяна. Забавно, что комедия начинается так:

О музыка, ты пища для любви!
Играйте же, любовь мою насытьте,
И пусть желанье, утолясь, умрет!
Вновь повторите тот напев щемящий..
(пер. Э.Л. Линецкой, 1959), оригинал здесь

что в некотором роде обратно просьбе «Не пой, красавица, при мне ты песен Грузии печальной» (надеюсь, я зашла не слишком далеко). :)

АПД 2 Отловлено в пучине: 
У того же Набокова в "Даре" обожаю пассаж о том, как некто перевел "И ночь, и снег и при луне" - как "Осень, полигон, виола заблудившегося пола..."  
Обожаю инет :)
Подозреваю, что Владимир Владимирович попросту изволили схулиганить, как за ними, впрочем, неоднократно и замечалось.
Например, комментарий к "Бледному пламени" (кстати или некстати, поэме именно о "заблудившемся поле"), как помните, пестрит подобными обманками-нетками. Ну и разумеется, не только...


Мне кажется, в самой поэме нет никакой голубизны. Это Кинботу всё мерещится (каждый слышит, как он дышит). Но чтобы перетолковать слова в свою сторону, нужен хотя бы повод, щёлка двусмысленности, неоднозначности. А у Пушкина — полная ясность насчёт девы, да и не заблуждался там никто. Фокус ещё в том, что перевод-то, видимо, обратный — с какого-то на русский :) Вполне может быть, что и обманка, конечно. ..
Нарыла в инете намёк: это связано с переводом, с переменой пола (луна-месяц, степь-полигон). Хорошо, но непонятно, почему сентенция о заблудившемся поле добавлена прямо в «перевод» — может, в этом и набоковское хулиганство по отношению к нам, не читавшим Кончеева :)
Я неточно выразилась – конечно, о "заблудившемся поле" набоковское произведение в целом, а не шейдовская поэма. Бедному экс-королю Земблы явно мерещилось. Ему там на каждую строку всего намерещилось.
А Набоков, вдобавок к игре-перевертыше слов, получающейся в переводе, мог еще и наслаждаться чисто русской игрой с однокоренными словами – "блуд", "блудить", "заблудиться", "заблуждаться", "заблудиться в поле".
Чарли Кинбот, если уж речь зашла, тоже "заблудился в поле" не только в плане ориентации – в полях чужой страны.
И нескладеха-переводчик в "Даре" заблудился в (на) поле чужого языка.
Тут уже с нами шутки шутят падежи: пол и поле сходны в предложном, но не в родительном (и остальных) ;)
мне чудится за "переводчиком" в поэме Кончеева - Георгий Иванов. Известно, как Н. к нему множественно отсылал. Известен уранизм Иванова. И, главное, Иванов был своего рода переводчиком русской лирики, центонистом, переиначивателем и компилятором. "Туман. Тамань. Пустыня внемлет богу" и т.п. То есть он _мог_ переводить Пушкина таким, несколько машинным, образом.
Вот тут статья Арьева http://magazines.russ.ru/zvezda/2004/11/aa8.html , где он приводит и "плагиат" Г.Иванова, перетолмачившего на свой лад стихотворение Ходасевича:

В глубине, на самом дне сознанья,
Как на дне колодца, самом дне,
Отблеск нестерпимого сиянья
Пробегает иногда во мне.

Боже! И глаза я закрываю
От невыносимого огня.
Падаю в него...
и понимаю,
Что глядят соседи по трамваю
Странными глазами на меня. (Г.Иванов)


В заботах каждого дня
Живу, - а душа под спудом
Каким-то пламенным чудом
Живет помимо меня.

И часто, спеша к трамваю
Иль над книгой лицо склоня,
Вдруг слышу ропот огня -
И глаза закрываю. (Ходасевич)

(Все это, как говорится, "материалы к")
Углубляться в поэзию не буду, ибо неспособна :) Мне хотелось только понять, откуда взялась отсебятина в виде добавки. В тексте "перевёл" выделено разрядкой, если бы кавычки, можно было бы понять как "переврал", но тут нечто иное. Может, как вариант, и такой вот "пересказ", из чужих досок свой корабль :) Спасибо.