"Письмо в Россию"

..когда, бывало, морозным петербургским утром встречались мы в пыльном, маленьком, похожем на табакерку, музее Суворова. <...> А потом, когда выходили из этих старинных сумерек, как обжигали нас серебряные пожары Таврического сада...

Что это – "серебряные пожары"?
Музей Суворова, Таврический сад (осень, зима) 
По-моему, пошловатая метафора для Набокова. Впрочем, он был юн тогда. Покрытые инеем деревья, конечно, если я одна такая умная...
А вообще, "Письмо в Россию" мне очень нра, особенно танцующие пары в кабачках.
Юн - к тридцати? Проще всего сказать - "пошловато", а если допустить, что просто сам чего-то не видишь, то надо хотя бы попытаться разобраться, имхо. Не встречая у ВН того, в чём его обвиняют, - "красивые слова ради собственно красивых слов" (что как раз было бы пОшло), позволю себе усомниться в том, что здесь он изменил себе - и ради чего, собственно?
Мне представляется осенняя листва в инее, схваченная заморозком (время года в рассказе не названо). Но, возможно, есть какая-то историческая деталь, не имеющая отношения к деревьям. Может, кто знает?
Зрелым Набоковым я считаю пятидесятилетнего Набокова. А в 25 лет человек юн и неопытен и как писатель, и просто как человек ( это говорит 22летняя девица, так что можете придраться ко мне:) )
Время года - зима, поскольку солдат скользит на гололедице, что и наводит на мысль, что под серебром имеется таки в виду всего лишь снег ( пошловато, не правда ли?:)) ). В данном случае вы мудрите, по-моему.
Примерно в то же время написана "Защита Лужина" - произведение зрелого автора, имхо.
Гололедица в Питере бывает и осенью - луж достаточно, ночью заморозки - и готово :)
А мудрю - что ж, с возрастом понимаешь, что далеко не всё и не всегда просто и однозначно ;)
Вернее будет сказать, что "Машенька" написана примерно в тоже время, это разные периоды, имхо.
После "Машеньки" (1926) был "Король, дама, валет" (1928) - тоже вполне себе зрелое творение, потом рассказы и "Защита Лужина" (1930). О чём мы спорим? ;)
2 дня меня здесь не было, но очень хочу отбиться... мы начали с того, что в 1925 году В.Н. был юн (ну, молод) и мог не особенно следить за своими выражениями...Да и в 1930 тоже. Рассказ "Письмо в Россию" написан в 1925, опубликован в 1930. О чем мы, правда, спорим?
Но "серебряные пожары", если присмотреться, не столь уж неудачная метафора (если не считать избитости сравнения снега с серебром). Во всяком случае, очень точная , как всегда: серебро-снег сверкает-обжигает на солнце (а мне почему-то это представляется при свете фонарей,наверное, из-за детских воспоминаний, когда я шла вечером... воображение очень индивидульная штука).
Мир :) мне кажется вот в чём были непонятки - зрелый Набоков, действительно, отличается от раннего. Но "зрелым автором" Набоков, имхо, к 1930 уже был (да и, написав что-то в 1925, перед публикацией в 1930 мог поправить) - все русские произведения (кроме перевода "Лолиты", когда он посетовал на то, что уже не так хорошо владеет русским языком) были написаны им всё же в первую половину жизни.
Т.е. "неотточенность слога" здесь - не вариант объяснения(для меня лично), когда "зацепишься" за что-то.
Меня зацепил маленький нюанс. "Пожарами" называют сплошное зарево, сияние, свет: "Каким серебряным пожаром Заря весенняя встает!" (Г.Иванов), "Серебряный пожар луны" (А.Теннисон), "Плеяды очень яркие, особенно осенью, когда они полыхают в темном небе действительно, как серебряный пожар" (К.Паустовский).
Метафоры ВН выявляют, а не размывают образ, имхо. А здесь мне чего-то "не хватает" для полноты картины. Возможно, это связано с тем, что Таврический сад для меня - не просто какой-то абстрактный парк - он компактный (совсем не лесопарк), без просторов с нетронутыми снегами (наоборот, истоптанный толпой). Масштаба не хватает, имхо. И у ВН всегда всё непросто. Это и заставляет задуматься. :)
Эээ, сдается мне, тут мы имеем дело с с каким-то устоявшимся выражением. У Иванова полностью:
И ветры с Ладоги — недаром
Ломали звонкий невский лед —
Каким серебряным пожаром
Заря весенняя встает!
Паустовский:
"Очень благозвучно и слово "Стожары", - так в этих областях (да и не только в них) народ называет Плеяды. Это слово по созвучию вызывает представление о холодном небесном пожаре (Плеяды очень яркие, особенно осенью, когда они полыхают в темном небе, действительно, как серебряный пожар)".
Но тогда вопрос: при чем здесь тогда Таврический сад? ведь в обоих случаях речь идет о "холодном небесном пожаре" (тут и до pale fire недалеко:) ).
Вот-вот, уже теплее (в смысле, что появляется вопрос - и всё уже не кажется простым и понятным, как на первый взгляд) :)) То есть загадка.. Блеск снега, его белизна, может быть, более сильный блеск льда (на прудах Таврического устраивали катки), может, и теплицы сияли издалека, деревья в снегу.. Всё это вместе ли давало эффект (скорее, пересвеченно-фотографический) - или было что-то ещё, роднящее сад с небесным заревом?.. :)
Попробую ещё поискать :)
Лунный свет, освещающий ветви деревьев? Но кажется там есть намёк на зиму. Текст, увы, не под рукой (
Пока все склоняются к деревьям :) множественное число пожаров может объясняться их многообразием (если смотреть на Таврический сад со стороны музея Суворова, видятся не отдельно стоящие деревья, а их сплошной строй, т.е. все они смотрелись бы как один пожар) - тут и огненная листва в инее (осень), и переливающиеся разноцветными искрами заиндевевшие ветки (зима), может быть, и лунные отсветы - хотя они выходили всё же скорее днём, чем ночью (чуть дальше упоминается солдат, посреди улицы поражающий чучело штыком по команде).
А может быть, на деревьях горели белые лампочки, или в саду жгли костры?..
Для меня это солнце на снегу. А множественные - потому, что они не однажды выходили из сумерек музея на снег и солнце.
Может быть :) тем более, что тогда понятно, почему обжигали - глазам сразу после сумерек больно смотреть на белое, да ещё сверкающее (знакомое ощущение). Но дальше так:
..обжигали нас серебряные пожары Таврического сада и бодрое, жадное гаканье солдата, бросавшегося по команде вперед, скользившего на гололедице, втыкавшего с размаху штык в соломенный живот чучела, посредине улицы.
Солдат-то - один ;) И потом - вряд ли они ходили туда-сюда.. Этот музей - довольно на отшибе, всегда малопосещаемый (я 8 лет прожила буквально позади него, правда, раньше могло быть по-другому) - и одинокая пара привлекла бы ненужное внимание сторожей, да и платить за вход, наверное, надо было..
Я думаю, солдат не один, их там много, еще и старший чин команду подает. Гаканье одного солдата, потому, что солдаты на чучело бросались поодиночке.
Да, вот и опять получается: солдат (хотя их-то уж точно не один) - и пожары (почему - не один большой?).. Может, снег, освещённый низким солнцем, между чёрных стволов виделся отдельными "языками пламени".. Или (солнце - редкий у нас гость) его резкая после полумрака белизна заставляла перемаргивать, и на сетчатке оставалось несколько "моментальных снимков"..
Придётся провести эксперимент следующей зимой :))
У Теннисона, которого ВН переводил, есть "серебряный пожар луны".
Я думаю здесь картина не целостоная, а как бы мозаичная, то есть выход из музея и наблюдение "пожара" могло быть разделено хронологически, происходить не в один и тот же день даже. Хотя кто знает...
я почти была готова считать так же, но – утром, т.е. когда читаешь весь фрагмент, понятно, что речь - об одном утре (хотя и из нескольких - бывало) :)
+
Выходя из музея, видишь перед собой ограду сада, и тут же улица образует что-то вроде небольшой площади, где и тренируются солдаты :)
Хронологически это всё одномоментно ещё и потому, что описан именно переход из музейной мягкой полутьмы и тишины - в уличный резкий свет и звук.
Под музей была отдана часть плаца преображенского полка, так что солдат - не экзотика.
А в Таврическом саду были оранжереи (правда, со стороны сада, противоположной от музея) - может, дальний отблеск бледного питерского солнца на их стёклах добавлял серебра пожарам :)