Лолита (Часть I, 15)

"Как писали авторы почище моего: "Читатель легко может вообразить..." и так далее. Впрочем, я, пожалуй, подтолкну пинком в зад это хваленое воображение."

Вот от этого "почище моего" я неизменно испытываю восторг и, отчасти, недоумение (которое хочется развеять; конечно, разгадки может и не быть): издевательство под видом похвалы, очередная ловушка для читателя?
Разумеется, это говорит ГГ, а не сам ВН, - может, превосходная степень отсюда? По отношению к себе ВН так бы не сказал, имхо, разве что продолжая какую-то дискуссию...
А как Вам кажется, ГГ - настоящий писатель или, всё-таки, недомерок? Или же тут не до мерок?
Соображения
Разумеется, структура второй части фразы здесь - вполне от ВН. Может быть, ключ валяется:

сравните с первыми строчками "Дара", где "только русские авторы... не договаривают единиц"; Долинин, сколько я помню, нашёл лишь двоих таких - Пушкина с "КД" и Толстого с его "Детством" (память у меня может хромать - проверьте). А проблематика этих книг семантически очень связана с проблематикой "Дара". Тут же задача в том, чтобы поискать таких "авторов похлеще" ГГ, у которых встречается "Читатель легко может вообразить". Если три повторённых подряд слова уже можно считать цитатой с прямым указанием на, то четыре - и подавно.
Что касается издёвки, то, если этот оборот сконструирован только ради неё, всё тут же прояснится. Однако не думаю, чтобы всё было так просто.

С уважением, Данила.
Как автор "Исповеди", которую мы читаем, - безусловно настоящий. :)
Но это за гранью романа. На момент рождения приведенного фрагмента единственный читатель ГГ - сам ГГ (Шарлотта не в счет), хотя как литературовед он не может не сравнивать себя с другими писателями. То есть кроме него самого некому определить, кто почище, а кто нет. Может быть, речь о том, что и у писателей "почище" (скажем, у Пруста) встречаются подобные фразы о воображении? Тогда получается ещё интереснее :)
Мне кажется, это указание на вполне узнаваемый слог лит-ры первой трети 19 века, которое можно найти и в нашей лит-ре пушкинской поры, и у европейцев, откуда этот слог и был перенят, конечно:

"Я не люблю вдаваться в излишние подробности и не считаю себя обязанным
рассказывать читателю то, что он легко может вообразить; не стану поэтому
излагать час за часом все, что произошло в гостинице городка N."

(Мериме, Голубая комната)

Там же:

Положительно, самое пылкое воображение не может представить себе более
полного счастья, чем блаженство двух молодых влюбленных, после долгого
ожидания оказавшихся наедине, вдали от ревнивцев и любопытных, и
получивших возможность досыта наговориться о перенесенных ими страданиях и
вкусить наслаждение полной близости. Но дьявол всегда находит способ влить
каплю горечи в чашу счастья. т.д.

Смешно, что все, что воображает читатель по ходу сюжета, оказывается совершенно неверным - Мериме дает пинка воображению почище Гумберта.
точность датировки свидетельствует :-)
> Мне кажется, это указание на вполне узнаваемый слог лит-ры первой трети 19
> века, которое можно найти и в нашей лит-ре пушкинской поры

"Читатель легко может вообразить себе, что она чувствовала в сию минуту."
Карамзин, "Бедная Лиза", 1791г
Re: точность датировки свидетельствует :-)
ну и стоит добавить, что точного повторения "Читатель легко может вообразить себе" ни яндекс, ни гугль в русскоязычных текстах первой трети XIX в. не находят...
читатели сообщества могут легко вообразить себе мой зубовный скрежет ))

Предлагаю Вам выяснить, из какой литературы происходит оборот. Это гарантированно прибавит к 9 годам еще пару десятилетий!
Получается, что издевка ГГ относится к излишне доверчивым читателям, а вовсе не к писателям, как мне казалось. Спасибо, кажется прояснилось :)
Да, безусловно, не писатель. Он - такой же "творец", как и герой "Отчаяния". ЕГО Лолита, т.е. не та девочка, которую он таскает за собой по довольно своеобразной Америке, а та, которую он "создаёт" для себя, очень напоминает неудавшееся идеальное (само-)убийство. Своей "Лолитой" он совершает собственный суицид. Творческий.
Гм-гм!
Кажется, здесь мало кто отчётливо понимает слова собеседника. Я не понимаю и половины. Русская "Лолита" - пускай "авто", но не перевод. Подразумеваю, что это - иной текст по отношению к оригинальному, англоязычному. Со всеми вытекающими.
Наконец, Google лично я обычно использую для поиска истинного источника ранних студенческих курсовиков. Не думаю, что он подходит для более серьёзной работы.
А вот из первого вытекает (на всякий случай) то, что рысканья на поле русской литературы вполне оправданы.
Re: Гм-гм!
Согласна :) Мне никак было не сформулировать для себя вот это, насчет рысканья :)
Теперь - см."выше". Если "похлеще" - ВН, то, может, в Др. Бер.? Здесь я могу путать даты, но мне теперь кажется, что я упустил нечто (память моя не столь совершенна, а Google, как я уже говорил, в здравом мире не может быть "источником"). Сегодня, по крайней мере, проверять что-либо совсем уже лень.
Коротко говоря, если так, это был хороший набоковский ход. Тем более, что у него ссылки на себя имеют место.
Что-то ещё хотел сказать - да улетело. Ну, до завтра, чёрный аполлон!