Чернышевский.

Если "главная ошибка плохого читателя - отождествление героя произведения с автором", то почему отождествить Гумберта "Лолиты" с её автором - плохо, а отождествить Годунова-Чердынцева, написавшего роман о Чернышевском в "Даре", с Набоковым - хорошо?
osen'

"Пнин"

чем-то напоминает "Евгения Онегина". В каждом произведении есть милая тройка: автор, рассказчик и главный герой. Партия учит не путать автора и лирического героя, а рассказчик-Пушкин всегда был готов отметить разность между ним и Онегиным. Рассказчик-Набоков был хорошо знаком с Пнином, да и рассказчик-Пушкин приятельствовал с Онегиным, они даже встречались в Одессе, когда Онегин странствовал после дуэли до возвращения в Петербург.

У Пнина есть общие черты с рассказчиком, скажем, некое пристальное внимание к слову (или понимание, какие стихи плохи), но и разница тоже бросается в глаза. Например, Пнин плохо говорит по-английски, а рассказчик - известный англо-русский писатель. Но считать расказчика-Набокова реальным Набоковым никак не получается, у реального Набокова не могло быть отношений с придуманными им персонажами, скажем, у него не было интрижек с Лизой, бывшей женой Пнина. В этом смысле Набоков пошёл дальше Пушкина, его рассказчик играет существенную роль в сюжете.

В опере Моцарта "Дон Жуан" на последнем ужине у Дона Жуана музыканты играют мелодию арии "мальчик резвый, кудрявый, влюблённый" из оперы Моцарта же "Свадьба Фигаро". У Ионеско в "Носороге" Жан говорит Беранже такое "Вместо того чтобы тратить все имеющиеся деньги на спиртные напитки, не лучше ли покупать билеты в театр, ходить на интересные спектакли? Бывали ли вы когда-нибудь в этом новом авангардном театре, о котором сейчас столько говорят? Видели пьесы Ионеско?" Меня всегда забавлял этот момент, и в "Пнине" он присутствует: на страницах произведения упоминается его автор. Первое упоминание особенно смешно, поскольку оно исходит не от Пнина, а от рассказчика.

"...Пнин впервые ехал в Сосны, но я-то уже бывал там раньше. Усадьба кишмя кишела русскими emigre - либералами и интеллектуалами, покинувшими Россию около 1920 года. Их можно было увидеть здесь на каждом пятачке крапчатой тени, сидящих на грубых деревенских скамьях и обсуждающих эмигрантских писателей - Бунина, Алданова, Сирина; лежащих в гамаках с лицом накрытым русскоязычной газетой - традиционная защита от мух; попивающих на веранде чай с вареньем; гуляющих по лесу и спрашивающих о том, съедобны ли здешние поганки...".

То есть, рассказчик-Набоков упомянул писателя Сирина. А второй раз он упоминается в той же главе в диалоге персонажей:

"...Две дюжины крошечных бабочек, все одного вида, уселись на полоске мокрого песка, сложив свои прямые крылышки и обнажив бледный их испод с черными крапинками и маленькими павлиньими пятнышками, а также с оранжевым ободком по краям заднего крыла; часть из них была обеспокоена упавшей с ноги Пнина галошей, и, обнажив небесную синеву с наружной стороны крылышек, они некоторое время, точно синие хлопья снежинок, порхали над пляжем, пока не опустились снова.
- Жаль, нет Владимира Владимировича, - сказал Шато. - Он бы все нам рассказал об этих волшебных существах.
- У меня всегда было впечатление, что его увлечение энтомологией просто поза.
- О нет, - сказал Шато. - Вы так его потеряете когда-нибудь, - добавил он, указывая на православный крест с золотой цепочкой, который Пнин, сняв с шеи, повесил на сучок. Его сиянье смущало кружившую над ним стрекозу
...".

Впрочем, тут под Владимиром Владимировичем имеется в виду рассказчик-Набоков, с которым все персонажи были знакомы, а не Набоков-автор!

Collapse )
cycl-3
  • raf_sh

прелестный тупик


(оригинал: https://raf-sh.livejournal.com/1561681.html)

Набоков о Мандельштаме (1924):

…Существует прекрасный поэт Мандельштам. Творчество его не является новым этапом русской поэзии: это только изящный вариант, одна из ветвей поэзии в известную минуту ее развития, когда таких ветвей она вытянула много и вправо и влево, меж тем как рост ее в вышину был почти незаметен после первого свежего толчка символистов. Потому Мандельштам важен только как своеобразный узор. Он поддерживает, украшает, но не двигает. Он – прелестный тупик. Подражать ему значит впадать в своего рода плагиат. Подражают ему (отчасти) скучноватые поэты Цеха. Подражает – и ему, и скучноватому Цеху – Лев Гордон.

Облик Мандельштама, его холодное изящество выражается в особых, как бы стеклянных стихах, в нежности к вещественным мелочам, в чувстве веса, весомости: – так прилагательные, выражающие легкость или тяжесть, почти совершенно вытесняют прилагательные чувственные, преобладающие у других поэтов. Отсюда – холод стиха, стрельчатая гармония, в которой самые нежные земные слова, как, например, «ласточка» или имена богинь, превращаются в звук иглы, падающей на хрустальное донце. Банальность Льва Гордона состоит в том, что он подражает этому. У Мандельштама тяжесть вызывает чувство гнета, духоты, а легкость, чувство тонкой тошноты, головокружения. И вот мы читаем у Гордона следующие строки, которые мы уже давно читали где-то, – если не у Мандельштама, то у поэтов Цеха: «дымок дешевой легкой папиросы мне кружит голову, хмельней вина». Немного дальше мы находим и знакомую ласточку: «прозрачные, задумчивые дали пересекает ласточкою лето…» – или такой (очень недурной!) образ: «И пляшут в звонком полукруге мои стеклянные шары».

Неизвестная рецензия Набокова. Публикация, вступительная статья и комментарии А. А. Долинина (Мэдисон / С.-Петербург) и Г. М. Утгофа (Таллинн)

https://docplayer.ru/111251839-Neizvestnaya-recenziya-nabokova-1.html

Ласочка

...хлебом залепив щели... (Дар)

Не вполне понимаю смысл этой фразы из начала «Дара». Контекст:
...Вдруг растворилась дверь, вошла мать, улыбаясь и держа, как бердыш, длинный коричневый сверток. В нем оказался фаберовский карандаш в полтора аршина длины и сообразно толстый: рекламный гигант, горизонтально висевший в витрине и возбудивший как-то мою взбалмошную алчность. Должно быть, я находился еще в блаженном состоянии, когда любая странность, как полубог, сходит к нам, чтобы неузнанной смешаться с воскресной толпой, ибо в ту минуту я вовсе не поразился случившемуся со мной, а только вскользь про себя отметил, как ошибся насчет величины предмета; но потом, окрепнув, хлебом залепив щели, я с суеверным страданием раздумывал над моим припадком прозрения (никогда впрочем не повторившимся), которого я так стыдился, что скрыл его даже от Тани, - и едва ли не расплакался от смущения, когда нам попался навстречу, чуть ли не в первый мой выход, дальний родственник матери, некто Гайдуков, который тут-то и сказал ей: «А мы с вашим братцем недавно видели вас около Треймана»...

Похоже на цитату - откуда?

АПД Всётки гугл наше всё: чего яндекс не сыщет - он найдёт. Собственно, просто пора снова перечитать любимый роман (есть и в склерозе свой плюс :). Б. Аверин «Дар Мнемозины»: ...Через много страниц романа эта метафора будет развернута и конкретизирована: «В земном доме вместо окна — зеркало; дверь до поры до времени затворена; но воздух проходит сквозь щели». То есть это «автоцитата» ФК (вернее, реминисценция предсмертных размышлений Александра Яковлевича, сочинённых Фёдором, как в начале он сочинил призрак Яши). Но почему - хлебом?..
Ласочка

Чаша — почему Виктор подарил её Пнину?

...a large bowl of brilliant aquamarine glass with a decorative design of swirled ribbing and lily pads.
...в большой чаше из сверкающего аквамаринового стекла с орнаментом из переплетенных прожилок и листьев водяной лилии. (Пер. Носика)

Виктор провёл начало лета с матерью в Калифорнии, затем два месяца работал, вернулся в школу — и вдруг прислал чашу Пнину, своему «водному отцу». Вещь безусловно красивая и, по утверждению гостей, дорогая. Возможно, Виктор потратил на неё солидную часть своего заработка, если не весь. Притом Пнин вовсе не знаток старинного стекла, да и ценил бы он любой дар Виктора — между ними возникла искренняя взаимная симпатия, это ясно.
Так почему Виктор выбрал для подарка именно чашу (не мог же он знать о Пнин-пунше :)?

В. Набоков "Приглашение на казнь" -- Ч. Диккенс "Холодный дом "

 Игре слов в романе следовало бы, наверное, посвятить отдельную главу.
Вот один из примеров, когда директор уговаривет Цинцинната есть тюремную еду:

дальше :https://teslyayuriy.livejournal.com/69376.html

"Приглашение на казнь" -- А.С. Пушкин "Сказка о рыбаке и рыбке "

 "Приглашение на казнь":
"Адвокат всем предлагал пространный лист оберточной бумаги, неизвестно где
им добытый;
его  видели безуспешно пытающимся завернуть в него чан с
бледно-оранжевой рыбкой в мутной  воде."

Из одной статьи Белинского:
"Например, какие огромные средства были даны для издания Пушкина, и что же?
Пушкин дурно напечатан на оберточной бумаге, с страшными опечатками..."