Лаура и ее оригинал

"Она была щупла до невероятности. Ребра проступали. Выдававшиеся вертлюги бедренных мослов обрамляли впалый живот, до того уплощенный, что его и животом нельзя было назвать. Весь ее изящный костяк тотчас вписался в роман — даже сделался тайным костяком этого романа, да еще послужил опорой нескольким стихотворениям. Груди этой двадцатичетырехлетней нетерпеливой красавицы, каждая размером с чайную чашку, раскосым прищуром бледных сосков и твердостью очертанья казались лет на десять моложе ее самой."(В. Набоков, перевод Г. Барабтарло)

Анатомические ноты в описании худого женского тела встретились мне у Бунина в "Темных аллеях": «Визитные карточки»

"Телом она оказалась лучше, моложе, чем можно было думать. Худые ключицы и ребра выделялись в соответствии с худым лицом и тонкими голенями. Но бедра были даже крупны. Живот с маленьким глубоким пупком был впалый, выпуклый треугольник тёмных красивых волос под ним соответствовал обилию тёмных волос на голове. Она вынула шпильки, волосы густо упали на её худую спину в выступающих позвонках. Она наклонилась, чтобы поднять спадающие чулки, — маленькие груди с озябшими, сморщившимися коричневыми сосками повисли тощими грушками, прелестными в своей бедности."
Tags:

Ultima Thule

Фальтер: "Можно верить в поэзию полевого цветка или в силу денег, но ни то, ни другое не предопределяет веры в гомеопатию или в необходимость истреблять антилоп на островках озера Виктория Ньянджии".

Истребитель антилоп на островках озера Виктория Ньянджии - поэт Н. Гумилев написал стихотворение "Звездный ужас" (да, да тот самый); там есть такие строки:

— Ничего не вижу. Только небо
Вогнутое, черное, пустое,
И на небе огоньки повсюду,
Как цветы весною на болоте. —
Старый призадумался и молвил:
— Посмотри еще! — И снова Гарра
Долго, долго на небо смотрела.
— Нет, — сказала, — это не цветочки,
Это просто золотые пальцы
Нам показывают на равнину,
И на море и на горы зендов,
И показывают, что случилось,
Что случается и что случится.

Ultima Thule

"Ultima Thule" - "Ты стояла чуть поодаль, сдвинув голые лодыжки на кубовых каблуках и сдержанно, с лукавым интересом оглядывая обстановку громадного пустого в этот час холла, гиппопотамовую кожу кресел, строгого стиля бар,английские журналы на стеклянном столе, нарочно простые фрески, изображающие жидкогрудых бронзоватых дев на золотом фоне, одна из которых, с параллельными прядями стилизованных волос, спадающих вдоль щеки, почему-то стояла на одном колене." - богиня Изида, супруга Осириса (царь загробного мира и судья усопших душ).

Покрывало Изиды скрывает тайну и недоступную истину. Что бывает с теми кто сорвал покров Изиды можете проследить на примере Фальтера или в стихотворении Ф. Шиллера "Истукан Изиды" - "Угрюмый юноша на них ответа не дал… Но в жизни счастья он и радости не ведал. В могилу раннюю тоска его свела.." (перевод М.Л. Михайлова).

Плесень на сапогах

Камера обскура, 1933

"Беллетрист толкует, например, об Индии, где вот я никогда не бывал, и только от него и слышно, что о баядерках, охоте на тигров, факирах, бетеле, змеях - все это очень напряженно, очень прямо, сплошная, одним словом, тайна Востока, - но что же получается? Получается то, что никакой Индии я перед собой не вижу, а только чувствую воспаление надкостницы от всех этих восточных сладостей. Иной же беллетрист говорит всего два слова об Индии: я выставил на ночь мокрые сапоги, а утром на них уже вырос голубой лес (плесень, сударыня, - объяснил он Дорианне, которая поднимала одну бровь), - и сразу Индия для меня как живая, - остальное я уж сам воображу".

Бунин, Муза, 1938

Все мокро, жирно, зеркально... В парке усадьбы деревья были так велики, что дачи, кое-где построенные в нем, казались под ними малы, как жилища под деревьями в тропических странах. Пруд стоял громадным черным зеркалом, наполовину затянут был зеленой ряской... Я жил на окраине парка, в лесу. Бревенчатая дача моя была не совсем достроена, - неконопаченые стены, неструганые полы, печи без заслонок, мебели почти никакой. И от постоянной сырости мои сапоги, валявшиеся под кроватью, обросли бархатом плесени.

Как-то подозрительно это сходство. Такие штуки скорее Набоков мог делать. оглядываясь на Бунина, чем наоборот, но тем не менее.

Встречи с Колетт

«Сколько же?» — спросил Федор Константинович.
Она ответила коротко и бойко, и, слушая эхо цифры, он успел подумать: сто франков — игра слов, увлекается — и рифма на копье под окном королевы.
(прочтение Бабикова)

Она ответила коротко и бойко, и, слушая эхо цифры, он успел подумать — фран<цузс>кая игра слов, „увлекается“ и рифма на копье под окном королевы. (прочтение Долинина)

Комментарий Долинина:
Зная французское арго 1930-х годов, можно догадаться, что проститутка ответила Федору что-то вроде «cent balles [pour taper dans] la glotte» ( «сто франков за минет»), и понять набоковскую игру слов. «Cent balles» по-французски произносится точно так же, как «s’emballe» («увлекается»), а «la glotte», по-видимому, ассоциируется с именем рыцаря Ланселота (ср. lance — «копье»), сражавшегося на поединке с Маледаном под окном королевы.

Комментарий Бабикова :
Проститутка сказала цену – сто франков («франков» вписано над словом «игра», и здесь, на мой взгляд, у Набокова простая игра слов: франки – это и название германских племен, основавших Францию, чем и объясняются идущие далее ассоциации Федора с «копьем» и «королевой»).


Есть ли другие варианты объяснения, откуда взялась «королева»? Мне кажется, что есть. И очень даже есть.

PS. Александр Долинин прислал два скана "кусочка с сотней мячиков/франчков":
Скан 1
Скан 2
Tags:

Дело о кавычках или минет с Ланцелотом

Потешная баталия (мягко сказано). Чего стоит одна полемика о сексуслугах.
Долинин и Бабиков - на публике - лупят друг друга скалками - кто из них слепошарее прочитал "Розовую тетрадь".
Господа! Не достойнее ли во всех смыслах было бы не играть в Пьеро и Арлекина, а опубликовать полное факсимиле и - раз уж вы не можете прийти к согласию - оба ваших варианта прочтения!
Главная суть этой полемики, как я понял из ваших простыней - место Фальтера в "Розовой тетради". Прочтение Долинина (Фальтер упоминается в самом рассказе) позволило ему построить теорию о том, что «Solus Rex», «Ultima Thule» и «Дар. II часть»— это один и тот же «обширный» русский роман. Теория изящная.
Прочтение же Бабикова (Фальтер упоминается на полях и заключен не в кавычки, а в скобки) говорит о "преемственности, а не единстве замыслов продолжения «Дара» и романа «Solus Rex»".
Так как же на самом деле? Покажите это место!

PS. Александр Долинин прислал два скана с "Фальтером" и своё пояснение.
Скан 1
Скан 2
Пояснение А. Долинина:
У меня в статье про Фальтера в набросках сказано мало и плохо. Он упоминается дважды, сначала перед конспектом финала: "Встречи с (воображаемым) Фальтером ... Почти дознался. Затем:", а потом и в самом конспекте: [Фальтер распался] после "Ходил, сидел в скверах". Фраза подчеркнута, что у Набокова в рукописях обозначает курсив или разрядку, и стоит в прямых скобках (мне в статье их заменили на круглые при наборе, а я не заметил). Набоков поставил левую скобку и начал писать "Фальтер" не на полях, а в тексте, тем же почерком после точки, на расстоянии сантиметра от поля, но закончил фразу на поле. Прямые и круглые скобки в этой рукописи стоят бессистемно, но авторские пометы для самого себя чаще заключаются в прямые (хотя есть и противоположные случаи). Здесь Набоков, как кажется, маркирует тот момент сюжета и то место, когда воображаемый Фальтер должен исчезнуть из сознания Федора. Поэтому я включил помету прямо в текст.
АД
Tags:

Дар. II часть

Год назад в журнале «Звезда» (2015/4) был опубликован расшифрованный черновик продолжения «Дара», находящегося в архиве Набокова в Вашингтоне и изучаемого с 1990-х годов. В силу отсутствия текста на сайте журнала (по-видимому, из-за проблем с авторским правом), сделал электронную копию в двух форматах:

fb2: https://cloud.mail.ru/public/2N5Y/pvRAQ36F4 или http://flibusta.is/b/441632
pdf: https://cloud.mail.ru/public/GE2Q/NbBHn4BNt

Читать рекомендую в следующем порядке:
1) текст второй части «Дара»
2) статья Андрея Бабикова «„Дар“ за чертой страницы»
3) критика Александра Долинина
4) ответ Андрея Бабикова на критику Александра Долинина

Последние две ссылки интересны и сами по себе как занимательный пример дискуссии между литературными критиками :)

«Змея в змее»

«В Даре“ Набоков создает для Федора особый стиль, где почти каждое длинное извилистое предложение разбухает скобками, подобно тому как змея раздувается, проглотив слишком много толстых, аппетитных мышей».
(In The Gift Nabokov creates a special style for Fyodor, where almost every long sinuous sentence bulges with parentheses, like a snake rendered sluggish after swallowing too many plump, irresistible mice.)
Б. Бойд «Владимир Набоков: русские годы» (ч. 2, гл. 20 «Дар»)

Отрадное

1810 otrdnoe

Все смотрите "Войну и Мир" БиБиСишную? В 4-ой серии, вышедшей на этой неделе, нам показали Отрадное Ростовых.
Что-то мне усадьба смутно напоминает...