Встречи с Колетт

«Сколько же?» — спросил Федор Константинович.
Она ответила коротко и бойко, и, слушая эхо цифры, он успел подумать: сто франков — игра слов, увлекается — и рифма на копье под окном королевы.
(прочтение Бабикова)

Она ответила коротко и бойко, и, слушая эхо цифры, он успел подумать — фран<цузс>кая игра слов, „увлекается“ и рифма на копье под окном королевы. (прочтение Долинина)

Комментарий Долинина:
Зная французское арго 1930-х годов, можно догадаться, что проститутка ответила Федору что-то вроде «cent balles [pour taper dans] la glotte» ( «сто франков за минет»), и понять набоковскую игру слов. «Cent balles» по-французски произносится точно так же, как «s’emballe» («увлекается»), а «la glotte», по-видимому, ассоциируется с именем рыцаря Ланселота (ср. lance — «копье»), сражавшегося на поединке с Маледаном под окном королевы.

Комментарий Бабикова :
Проститутка сказала цену – сто франков («франков» вписано над словом «игра», и здесь, на мой взгляд, у Набокова простая игра слов: франки – это и название германских племен, основавших Францию, чем и объясняются идущие далее ассоциации Федора с «копьем» и «королевой»).


Есть ли другие варианты объяснения, откуда взялась «королева»? Мне кажется, что есть. И очень даже есть.

PS. Александр Долинин прислал два скана "кусочка с сотней мячиков/франчков":
Скан 1
Скан 2
Tags:
Re: распавшийся Фальтер - голова Ламбаль
Конечно же она "не такого толка", уже хотя бы потому, что о ней "толкуют":), угловатыми определениями лишая её сокровенной, бесконечно невыразимой таинственности. Многоугольник в окружности. Неисчерпаемое богатство интерпретации. Главное, только, чтобы своими углами он не рвал приютившей его окружности. (Посмотрите только, как пример, что на глазах молодого Набокова Андрей Белый вытворял посредством математического анализа ритма с пушкинским Медным Всадником. Вполне подводя под это своё "кинботианство" критико-идеологическое основание). И все потому, что очень различаются выразительные возможности дискурсивного высказывания (которыми мы тут перебиваемся:) и мифо-поэтического, символического языка образов. Умелый и мыслящий автор художественного текста всегда в выигрыше по отношению к критику (читателю), уже только в силу этого "языкового различия". Но он и зависит от последнего в потребности проявления смыслов его интуитивно-экстатических видений и образов, спрятанных узоров и подтекстов. Вроде тех, что мы сейчас разбирали. Солнце и луна. Впрочем, завершаю это несколько затянувшееся методологическое послесловие.
Re: распавшийся Фальтер - голова Ламбаль
Вот что-то типа вроде того :)